Пора печалей и дождей…
Пора романов под зонтами…
Пора непонятых идей
Особых книг и расстояний.

Пора открытых дневников
И ёженья с горячим чаем,
Листоподобных мотыльков 
Пора и недообещаний.

Ты – засланец западных мерзавцев,
Провокатор, лжец и баламут –
Стал вожатым для душепродавцев,
Для ничтожных, пакостных иуд.

Ты не видишь родины в России,
Ты сюда вернулся разрушать,
Притворяясь в облике мессии,
Что явился сеять благодать.

Я последний поэт деревни,
Скромен в песнях дощатый мост.
За прощальной стою обедней
Кадящих листвой берёз.

Догорит золотистым пламенем
Из телесного воска свеча,
И луны часы деревянные
Прохрипят мой двенадцатый час.

Я положил к твоей постели
Полузавядшие цветы,
И с лепестками помертвели
Мои усталые мечты.

Я нашептал моим левкоям
Об угасающей любви,
И ты к оплаканным покоям
Меня уж больше не зови.

Я покинул родимый дом,
Голубую оставил Русь.
В три звезды березняк над прудом
Теплит матери старой грусть.

Золотою лягушкой луна
Распласталась на тихой воде.
Словно яблонный цвет, седина
У отца пролилась в бороде.

Уж смолкло птиц былое пенье.
Сад пригорюнился, не рад.
С полей доносится осенний
Полынно-жухлый аромат.

Их было триста, вас – шестнадцать.
Они – за деньги. Вы – за жизнь
В далекий край пришли сражаться
И за родные рубежи.
Их было триста, террористов,
А вас шестнадцать – но каких,
Переборовших этих триста
В чаду мирских неразберих!

Категории: 

Батюшки при помощи ОМОНа
обыскали православный храм
и нашли большого покемона
между стёкол двух оконных рам.

Вот же мерзость, господи помилуй! —
с чувством произнёс майор в плаще, —
Виден только, блять, через мобилу.
Без мобилы — нихуя ваще!

Я обманывать себя не стану,
Залегла забота в сердце мглистом.
Отчего прослыл я шарлатаном?
Отчего прослыл я скандалистом?

Не злодей я и не грабил лесом,
Не расстреливал несчастных по темницам.
Я всего лишь уличный повеса,
Улыбающийся встречным лицам.

Я красивых таких не видел,
Только, знаешь, в душе затаю
Не в плохой, а в хорошей обиде -
Повторяешь ты юность мою.

Ты - моё васильковое слово,
Я навеки люблю тебя.
Как живёт теперь наша корова,
Грусть соломенную теребя?

Ты только, милая, послушай,
Как эти звуки входят в душу!
Что было в этом мире до
До-си-ля-соль-фа-ми-ре-до?

Была любовь, была идея, 
И слово было, и мечта,
Вода была, и дальний берег,
И, вероятно, три кита…

Мы свиделись с Вами на крыше,
Где птицы встречают рассвет.
Вы были значительно выше
Моих объегоренных лет.
Светлел горизонт постепенно
И медленно гул нарастал,
А я наблюдал вдохновенно,
Как взор Ваш зарю созерцал.
Прекрасное вербное утро,

Был июнь. Календарь наблюдал хладнокровно,
Как на западе мерк обреченный рассвет,
Как врывалась орда на восток вероломно
И окрасила небо в коричневый цвет.

Категории: 

Я иду долиной. На затылке кепи,
В лайковой перчатке смуглая рука.
Далеко сияют розовые степи,
Широко синеет тихая река.