"Уж сердце снизилось, и как!.."

Уж сердце снизилось, и как!
Как лёгок лёт земного вечера!
Я тоже глиной был в руках
Неутомимого Горшечника.

И каждый оттиск губ и рук,
И каждый тиск ночного хаоса
Выдавливали новый круг,
Пока любовь не показалася.

И набежавший жар обжёг
Ещё не выгнутые выгибы,
И то, что было вздох и Бог,
То стало каменною книгою.

И кто-то год за годом льёт
В уже готовые обличия
Любовных пут тягучий мёд
И желчь благого еретичества.

О, костенеющие дни, —
Я их не выплесну, и вот они!
Любви обжиг даёт гранит,
И ветер к вечеру немотствует.

Живи, пока не хлынет смерть,
Размоет эту твердь упрямую,
И снова станет перстью персть,
Любовь — неповторимым замыслом.

Январь 1922