Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Лето… Лето уходило,
Как положено ему.
С ячменёвопрелой гривой
Молодому скакуну

Лето место уступало.
Лету нечего жалеть.
И хлестала, и летала
Над ячменногривым плеть!

Чёрная, потом пропахшая выть!
Как мне тебя не ласкать, не любить?

Выйду на озеро в синюю гать,
К сердцу вечерняя льнёт благодать.

Серым веретьем стоят шалаши,
Глухо баюкают хлюпь камыши.

Красный костёр окровил таганы,
В хворосте белые веки луны.

Их было двое, только двое
На целый мир, на целый свет.
Такое Бог зовёт Собою,
Такое Бог зовёт Любовью,
И облекает в плоть поэт.

Цветы мне говорят - прощай,
Головками склоняясь ниже,
Что я навеки не увижу
Её лицо и отчий край.

Любимая, ну, что ж! Ну, что ж!
Я видел их и видел землю,
И эту гробовую дрожь
Как ласку новую приемлю.

Я буду так старательно учиться,
Чтоб не остаться сдуру на второй
Год у тебя, моя Москва-столица,
Тем более, что город ты - герой!

В саду мирском по воле сил небесных,
Украсив землю, роза расцвела;
Слетались к ней со всех сторон окрестных
И бабочка, и птица, и пчела;
Ей любовались травы и деревья
И восхищались звезды и ветра,
И даже туч угрюмые кочевья

Категории: 

Цветы мне говорят прощай,
Головками кивая низко.
Ты больше не увидишь близко
Родное поле, отчий край.

Хорошо под осеннюю свежесть
Душу-яблоню ветром стряхать
И смотреть, как над речкою режет
Воду синюю солнца соха.

Хорошо выбивать из тела
Накаляющий песни гвоздь.
И в одежде празднично белой
Ждать, когда постучится гость.

Бывает так, что выпадет ступенька,
И нет возможности подняться на этаж,
Тогда подумать стоит хорошенько,
Тогда берёт конструктор карандаш.

Посвящается
уважаемым есениноведам
Василию Шахову и Виктору Шилову

Я ведь тоже не был на Босфоре,
Но и мне морей голубизна
Видится в невыдуманном взоре
Той, в которой русская весна.

Категории: 

Хороша была Танюша, краше не было в селе,
Красной рюшкою по белу сарафан на подоле.
У оврага за плетнями ходит Таня ввечеру.
Месяц в облачном тумане водит с тучами игру.

Дай, Боже правый, мне не ошибиться,
Не стать самозабвенным крикуном,
Дай словом с лицедейством мне не слиться,
Но завершай Собой мои страницы!
Молю Тя, Господи, молю Тя об одном:

Нас били, били всех по голове,
Нам в спину всем товарищи стреляли,
И ногу на лету нам подставляли,
И предавали нас на суд молве.
Не многим удалось восстать из пепла,
Их единицы – все наперечет.
Вам, Александр, ставится в зачет,

Категории: