Терентiй Травнiкъ

"Было бы странным, если бы человек пришёл в эту жизнь заниматься только собой. Было бы не менее странным, если бы он занимался только окружающими людьми. Но именно единство в исполнении этих двух дел и вершит то верное благо, необходимое для рожденного в этот мир. Мера, соблюдаемая в каждом из них и не дает перекосов в ту или иную сторону. Это и есть крест, крест, данный каждому из нас. И отказ от той или иной его перекладины, будь то любовь к себе или любовь к ближнему, означал бы просто отказ от жизни. Несение креста, сораспятие наше со Христом и есть жизнь. Не в этом ли служение, не в этом ли жертвенность, не в этом ли и есть правда нашей любви к Богу? Именно созидая себя и творя ближнего своего во благе, мы подлинно исполняем канон нашей веры. И никаких премудростей в этом нет, но только правда, только добро, только естественность, только свет души нашей и её любовь звучат в этом. Это и есть жить - жить по слову Божьему, это и есть - быть по Его замыслу. Это и есть то самое бремя, которое "легко есть", и то самое иго, что действительно - благо".
Терентiй Травнiкъ

Стихи замечательного поэта Терентiя Травнiка, лауреата литературных конкурсов, публициста и философа, автора неоднократно издававшейся книги афоризмов «Лучина», знакомы многим любителям литературы.
За последние годы, помимо философской прозы, издано более двадцати поэтических сборников. В своих произведениях автор постоянно обращается к духовному возрождению России, ее патриотическому наследию, к высоконравственным, духовным ценностям, заложенным веками в сознание нашего народа.
Поэт является учредителем художественной галереи «Дэлонь», которая поставила перед собой задачи заниматься только благотворительными выставками для пенсионеров, детей и инвалидов.
В 2009 году за усердные труды во Славу Русской Православной церкви, Терентiй Травнiкъ был награжден Патриархом Московским и всея Руси Алексием II.

Писатель-публицист Соловьева И.М.

Мельчает новая эпоха,
Как в долгой засухе ручей.
И брошенная хлеба кроха
Уже становится ничьей.

Нас покидают ветераны,
Те, что подобно бурлакам -
Тащили из болота страны
И били злобе по рукам.

Милая, славная, нежная женщина,
Ты моя радость и утешение,
Вера, удача, хоть и изменчива,
Мыслям подсказка и сердцу решение.

Не поцелуй – коснулась нежность
Губами бархатной щеки.
Исчезло всё: и страх, и бедность,
И даже то, что далеки
Они все эти годы были…
Он был с другой, она – с другим.
Тем утром по бульвару плыли:
«Любовь моя…» – «Мой господин!»

На стол дубовый и резной,
Тот, за которым в первом классе
Сидел я – лучик золотой –
Вечерний лёг и стол раскрасил.

Стол ожил вмиг и заблестел
И на меня взглянул смущённо.
И понял я, что он имел
В виду. Старинные знамёна –

Война – особо тяжкий случай,
Когда невесть откуда вдруг
В среде сплошных благополучий
Рождается желанье мук.

Откуда это в человеке:
Достигнув мира, в том же веке
Пойти от достижений вспять,
Забросить и не продолжать...

А не пора ли помириться,
Славяне, может хватит вам –
Бесить друг друга и беситься?
Доверьтесь же любви словам!

Не воевать, ведь, тоже дело!
И кто его вам не даёт?
В мужицких, лишь, руках умелых
Оно и льётся, и течёт.

А молодости, молодости что?
Что ей, звенящей, до седин и хворей?
Она – простор, парящий на просторе!
И для неё прошедшее – ничто!

А у детей салаты из игрушек,
У взрослых же суеты из сует,
И хочется бежать из этой лужи
В прохладу свежести, завещанных нам Вед.

Когда душа, как Духа воин,
Всю правду мудрости пожнёт,
Она и тело за собою
Поднимет в небо. Понесёт

Их вера! Их обоих вера
Крылами выдюжит полёт.
Поверь мне: нет в природе меры
Тому, когда душа поёт.

Что смерть молчишь? Ты – проиграла.
Вот видишь, как ни посмотреть,
Жизнь может всё! И чтоб ты знала,
Жизнь может даже умереть.

Да, жизнь сильна, но всё же мало
Условий, чтобы упрекать.
Согласна, жизнь вершит начала,
Но… Может ли не умирать?

Страницы