На двести лет вместе

Себе, еврею, мыслью точечной
В мозг спозаранок:
Нельзя всё время кровоточащей
Быть раной,

На всё болезненно
Нельзя, что в прессе,
Как к горлу лезвие,
Как вдох под прессинг,
На обывателя и на мыслителя
Единой мерой?!

Липки, взаимно унизительны
Из недр химеры.

«Лет двести вместе». У Исаеча
Виденье русское.
Всего касается. Но не кусается,
А излагается не узко.

Послойно, жёстко препарируя
Века и годы,
Не суетясь и не парируя,
Богоугодно.

Вновь тема боли. По скандальности,
Не уступающей кандальностной,
И, может быть, даже по сложности
Не проще темы госострожности!

Вскрыл незапятнанною личностью
С недюжинной систематичностью!

О, русский, с кровью инородной,
Почва обид не плодородна!!!