У шизоида паузы вскачь

Появились харамные мысли,
Где-то здесь, за спиною родясь.
Память вертится, делая дриблинг,
В незнакомый характер рядясь.

Забредая в сознанье скачками,
Выбираю причудливый слог.
Подавляя мигрень желваками,
Извлекаю, что раньше предрёк.

Психопатия рвётся наружу,
У шизоида паузы вскачь.
Изверяясь, безумством подзужен,
Я пытаюсь аффекты запрячь.

Неприятные строчки спрягая,
С чепухою играю в пасьянс.
В деградации совесть, моргая,
У клеймёной души - консультант.

Побасистее, лучше построже,
Поискуснее надо брюзжать.
Без прикрас, до испорченной рожи
Обнаружил, что сам себе тать.

До единства науськанных тождеств
Годы брачные были близки.
Упоённая ревностью схожесть
Расцветала в подкорках любви.

Два стишка - пересуды в презренье
Языкасто корнали любовь,
В зубоскальстве сплошных подозрений
День другому казался негож.

Оседлав в недоверии; «слушай»,
Раздирали судьбу до конца.
Раздавили мы счастье обузой.
За упрёки расплата сполна.

Мы в кумирне искали спасенье
И молились различным богам,
В харабате в ночном вожделенье
Воспевали чудесный харам.

У разврата девиз – бесконечность.
Раздевая любовь донага,
Обрекали желанья на вечность.
В помраченье ектенья жадна.

В космогонии страсть, вызревая,
Одолев ключевые слова,
Без подачек любовь увещая,
В зазеркалье надежду нашла.

На малейшие чувства надеясь,
Предавали любви оптимизм,
На холёном двуличии греясь,
Восхваляли иной фатализм.

Собери бал-парей в одолженье:
В себялюбье абсурд похлеще.
Для тебя сотня глаз - увлеченье,
Для меня каждый новый - леший.

До распутства своё упоенье
Просто так раздаёшь свысока.
Я ищу второпях исцеленье
И пытаюсь сказать сдалека.

Объясняю исподние чувства.
Вразумлю, не сказав ни о чём,
Предавая анафеме чуждость,
Я возьмусь за тебя голышом.

И без гнёта былых неурядиц,
Без мещанских воззрений, броском,
Превратимся в раздетых исчадий,
Забывая о сложном, былом.

Шутки плохи, взаймы не отдамся,
Заплати наперёд и сейчас.
На, изволь, с кондачка не пытайся.
Ты привыкла везде, горячась.

Как в барковском, распущенном духе,
Всепокорно прищурив глаза,
Ты была через раз потаскухой,
До пропащей, вульгарно дрожа.

Моё тело и чувства… До грогги.
Благочинные мысли отбрось.
Ты не брезгуй застиранной тогой:
Эта ночь - разрешённый вопрос.

Пусть аукнется дюжая похоть,
На изрытой постели трясясь.
Не пытайся заманчиво охать,
Передай жалкий опыт, сочась.

Во всевластье - открыто и смело,
Угрызений не надо, потом.
Подари мне блудливое тело,
Дрожь в коленях - твой первый симптом.

Ты не бойся, упейся до гребня,
Рябь на времени только ржавей.
Год за годом любовь ширпотребней,
И на чреслах она погрешней.

До буффонства твоё лихачество,
До повадливой страсти движком,
До щенячьего визга вкрадчиво,
На горячем снегу босиком.

Объявилась любовь возданная,
Заявила, кряхтя, на права.
Катавасия жизни - злачная.
Отвергает, настырно любя.

Чистоганом просит желанная,
Без долгов и заученных фраз,
Доминанты хочет горланная,
Ночью просит пожёстче матрас.

Стал умнее, забуду огрехи.
Невдомёк и тебе не понять.
Не позволю гнушаться, как прежде,
Ты иссякла, не сможешь шпынять.

Не найдёшь ты ни «вместо» ни «снова»,
Я уже не смешной дилетант,
Ты ищи для фантазий другого -
Износился изрядно талант.

Лежебока почуяла лавры,
Комильфо невозможно принять,
На зияющем бремени кармы
Не надейся алхимией взять.

Рад-радёхонек, стоящий случай,
Желчной страсти хромой эпилог.
Я попался в силки и замучен,
Без ущерба реальности, впрок.

Оценка: 
Your rating: None Average: 5 (1 vote)
Михаил Сафарбекович Гуцериев

Читайте также