Ленинград

Он был рожден имперской стать столицей.
В нём этим смыслом всё озарено.
И он с иною ролью примириться
Не может.
И не сможет всё равно.

Он отдал дань надеждам и страданьям.
Но прежний смысл в нём всё же не ослаб.
Имперской власти не хватает зданьям,
Имперской властью грезит Главный Штаб.

Им целый век в иной эпохе прожит.
А он грустит, хоть эта грусть – смешна.
Но камень изменить лица не может, –
Какие б ни настали времена.

В нём смысл один, – неистребимый, главный,
Как в нас всегда одна и та же кровь.
И Ленинграду снится скиптр державный, –
Как женщине покинутой –
любовь.