Старое кладбище

Журчит ручей, могилы обегая,
Взлетают одуванчиков пушки,
И на припёке, сидя, не мигая
Две ящерки всё кажут языки.

Из длинной урны, ветхой и щербатой,
Трава течёт густой струёй вина
Зелёного и ветер соглядатай
Все пьёт и не допьёт его до дна.

На мураве моё так мягко ложе;
Мечты легки... и что мне до вестей,
Что разным почерком, одно и то же,
Кругом писал костлявый грамотей.