Иосиф Уткин

Мы любим дом,
Где любят нас.
Пускай он сыр, пускай он душен.
Но лишь бы тёплое радушье
Цвело в окне хозяйских глаз.

От доброго слова собака моя
Срывается с места, кружится юлою,
Визжит, колбасится: довольна! ая...
Я, кажется, скоро... собакой завою.

Солнце - ниже,
Небо - ниже,
Розовеет дальний край.
Милый друг, присядь поближе,
Хватит хмури -
Поболтай.

В этом гвалте,
В этом шуме
Нам трудненько уберечь
Плодовитое раздумье,
Вразумительную речь.

Средь седых
И старящих,
Сводящих с ума,
И моя,
Товарищи,
Тащится зима.

Постучится палочкой,
Сядет у стола:
«Ну-с, Иосиф Павлович,
Вот и я
Пришла...»

Ты не мучь напрасно взора,
Не придёт он,
Так же
вот,
Как на зимние озёра
Летний лебедь не придёт.

Не придёт к тебе он больше,
Нежной молодостью пьян, -
У границ шляхетской Польши
Поднял грудь седой курган...

Маруся, Маруся, зелёные очи,
Родная сибирская кровь!
Как вспомню — так вздрогну, так память грохочет
Огнём партизанских боёв.

...Гремят батареи, гудят переправы,
Строчит пулемёт, как швея.
Винтовка и лошадь, да звёзды, а справа,
Маруся, кожанка твоя!

Подари мне на прощанье
Пару милых пустяков:
Папирос хороших, чайник,
Томик пушкинских стихов...

Жизнь армейца не балует,
Что ты там ни говори!..
Я б хотел и поцелуи
Захватить, как сухари.

Ветер. Листья облетели.
И уже недели две
Серебристый шар метели
Куролесит по Москве.

Но пускай заносит зданья
Вьюга, снег... Ты не грусти.
Всё равно путей свиданья
Никому не занести.

Я думаю чаще и чаще,
Что нет ничего без границ,
Что скроет усатая чаща
Улыбки приятельских лиц,

Расчётливость сменит беспечность,
И вместо тоски о былом
Мы, встретясь,
Былую сердечность
Мальчишеством назовём.

Мы с тобою станем старше.
Загрустим. Начнём седеть.
На прудах на Патриарших
Не придётся нам сидеть.

Потолчём водицу в ступе,
Надоест, глядишь, толочь —
Потеснимся и уступим
Молодым скамью и ночь.