Поэт начала века

Твой каждый стих - как чаша яда,
Как жизнь, спалённая грехом,
И я души, хоть и не надо,
Нельзя дышать, твоим стихом.

Ты - бедный мальчик сумасшедший,
С каких-то белых похорон
На пиршество друзей приведший
Колоколов прощальный звон.

Прости меня, я как в тумане
Приникну к твоему плащу
И в чёрной затвердевшей ткани
Такую стужу отыщу,

Такой возврат невыносимый
Смертельной юности моей,
Что разрушенье Хиросимы
Твоих созвучий не страшней.

Тогда я простираю руки
И путь держу на твой магнит.
А на земле - "В последней муке
Внизу душа моя скорбит".