Поэт

Улица провалилась, как нос сифилитика.
Река — сладострастье, растёкшееся в слюни.
Отбросив бельё до последнего листика,
сады похабно развалились в июне.

Какой я поэт хороший!
Пишу я про то – что вижу!
Какой я поэт хороший –
Что вижу – про то и пишу!
А вижу я очень много
Предметов разнообразных.
Так много вокруг предметов –
Что даже и не сосчитать!

Он тощ, словно сучья. Небрит и мордаст.
Под ним третьи сутки трещит мой матрац.
Чугунная тень по стене нависает.
И губы вполхари, дымясь, полыхают.

Без горьких слёз, без сладких мук,
Очарований и разлук,
Без ожиданий, расставаний,
Волнений и непониманий –
Не нарисуется портрет
И не сыграется мотив,
Покуда ты живёшь во мне,
Покуда я – тобою жив.

Влюбился в женщину Поэт.
В поэта Женщина влюбилась;
На перекрестье всё случилось –
Соединились звук и цвет.

Соединились два желанья –
Прямолинейность с очертаньем,
Но ничего не изменилось
Средь счастий призрачных и бед.

Всё проходит. Проходит и это.
Но пока ещё время есть жить,
Разыщите такого поэта,
Чтоб душе вашей дал бы испить

Эту наичистейшую воду
Этой наинежнейшей любви,
Чтобы вышла душа на свободу
И услышала следом: Живи!

Непишущий поэт — осенний соловей...
Как отыскать тебя среди густых ветвей?
И как истолковать твое молчанье?
От радости оно или с отчаянья?

Что мне в даровании поэта,
Если ты к поэзии глуха,
Если для тебя культура эта -
Что-то вроде школьного греха;

Что мне в озарении поэта,
Если ты для быта создана -
Ни к чему тебе, что в гулах где-то
Горная дымится седина;

Как блекло ткал лиловый колокольчик
Линялую от луни звукоткань!
Над ним лунел вуалевый эольчик
И, камешки кидая в воду: "кань",
Чуть шепотал устами, как коральчик:
Он был оно: ни девочка, ни мальчик.

Казался ты и сумрачным и властным,
Безумной вспышкой непреклонных сил;
Но ты мечтал об ангельски-прекрасном,
Ты демонски-мятежное любил!

Нет, я люблю тебя не яростной любовью,
Вскипающей, как ключ в безбрежности морской,
Не буду мстить тебе стальным огнём и кровью,
Не буду ждать тебя, в безмолвной тьме, — с тоской.

Страницы