Первое

Ты, конечно же, не знала

То, что я конкретно знал,

То, что ты тогда ласкала

Не меня, а мой астрал.

Говорила, что любила,

Я на этот счёт острил,

Ты под пьяную косила,

Я под трезвого косил.

Но под нами был диван,

А над нами потолок,

Я был молод и был пьян,

И, конечно, одинок :

Ты из рук меня поила,

Я тебя как вод купил

И острил, ты говорила,

Чтоб язык я прикусил.

Отомстила мне гордячка,

В миг сближенья наших тел -

Назвала себя горячкой,

И я просто:

Остолбенел.