Воспоминания

Белое небо
крутится надо мною.
Земля серая
тарахтит у меня под ногами.
Слева деревья. Справа
озеро очередное
с каменными берегами,
с деревянными берегами.

Я вытаскиваю, выдергиваю
ноги из болота,
и солнышко освещает меня
маленькими лучами.

В раннем варианте здесь два дополнительных четверостишия:

Полевой сезон
пятьдесят восьмого года!
Узнаешь:
это — твое начало.

Ещё живой Добровольский,
улыбаясь, идёт по городу.
В дактилической рифме
ещё я не разбираюсь.

Полевой сезон
пятьдесят восьмого года.
Я к Белому морю
медленно пробираюсь.

Реки текут на север.
Ребята бредут — по пояс — по рекам.
Белая ночь над нами
легонько брезжит.
Я ищу. Я делаю из себя
человека.
И вот мы находим,
выходим на побережье.

Голубоватый ветер
до нас уже долетает.
Земля переходит в воду
с коротким плеском.
Я поднимаю руки
и голову поднимаю,
и море ко мне приходит
цветом своим белесым.

Кого мы помним,
кого мы сейчас забываем,
чего мы сто́им,
чего мы ещё не сто́им;

вот мы стоим у моря,
и облака проплывают,
и наши следы
затягиваются водою.