Соловей и вороны

Кто как ни говори, что будто нет страстей
В животных и других, какие меж людей,
А зависть в них бывает
И, может быть, людской ещё не уступает.
Свист соловья каков, известно без того,
Чтобы хвалить его.
Что ж? Вздумай на него воронья чернь озлиться
Из зависти, что он, когда бы петь ни стал,
Всех голосом своим прельщал.
«Нам должно, - говорят друг другу, - согласиться,
Чтоб соловью не дать уж больше отличиться,
Всем вместе с ним запеть: когда он петь начнёт,
То голос весь его за нашим пропадёт;
А если он и тут над нами верх возьмёт,
Так будем сказывать, что дурно он поёт,
Всем тем, которые ни стали б им прельщаться.
Что? Долго ли ему и впрямь торжествовать,
А нам с стыдом пред ним, воронам, оставаться?»
И только соловей свистать,
Воронье стадо - ну кричать!
Но голос соловья не только не терялся,
Приятнее ещё по роще раздавался.
Другой бы голос, может быть...
Да голос соловья хотели заглушить!

Теперь хотел бы я спросить:
Кого с воронами поставить здесь в сравненье?
Моё бы мненье:
К ним сочинителей негодных применить,
Которые на стать воронью поступают,
Когда на авторов хороших нападают
И клеветой хотят их славу помрачить.