Против сахара

Любезно лакомство Венеры,
Камыш Канарских островов,
Желчь негров, неги сласть без меры,
Враг пчёл, друг неких птиц и псов!

Не ты ль стихию вскипячённу
С приправой хинского листа
Для вкуса строишь услаждённу
И манишь лакомы уста?

Не ты ли водку умягчаешь
Рассыпчивым своим песком,
Позыв в желудке умножаешь
На многи брашна за столом?

Не ты ль зимою подслащаешь
Передвоенный виноград,
А летним знойным днём влагаешь
Свою приятность в лимонад?

Ты в вафлях клетчатых блистаешь
Смеёшься в каше, в пирогах
И в пудине, как снег, сияешь.
Ей! — ты душа в таких вещах.

Но если нервы в нас слабеют
И власть свою скорбут берёт,
Иль зубы от тебя чернеют,
Противный дух из уст идёт;

За сладостью твоей небесной
Зловонье адско вслед летит;
Что я скажу? — О нектар лестный!
В тебе сокрытый яд лежит.

То мало; — коль за подлу цену
Невольник чёрный быв продан,
Отводится к позорну плену
От африканских милых стран;

Когда, лишась супруги верной
Иль в чадах — нежных, милых чад,
Идёт окован в грусти чёрной
И в сердце чувствует весь ад;

Идёт под тяжкими бичами
Над тростником свой век кончать,
Труд мочит кровью и слезами,
Чтоб вкус Европы щекотать;

И наконец — он умирает,
Чтоб сластолюбью услужить,
Затем — что без того не знает
Оно мудрейших мер открыть;

Что я тогда скажу, смущённый?
Не сахар — сладкий яд мы пьём,
В слезах и поте распущённый;
Не нектар — кровь несчастну льём.

Не лучше ль нектар надлежало
Искать нам в свёкле иль в пчелах?
Пчела в защиту носит жало,
А беззащитный негр — в цепях.

Китай с аравскими странами
Не дорожился бы травой
Или пряжёными бобами;
То вымысл роскоши пустой.

Как стыдно золотому веку
Железным варварством блистать
И к вечному наук упреку
Причудливый вкус щекотать!

1804