"Я дышал синевой..."

Я дышал синевой,
Белый пар выдыхал, -
Он летел, становясь облаками.
Снег скрипел подо мной -
Поскрипев, затихал, -
А сугробы прилечь завлекали.

И звенела тоска, что в безрадостной песне поётся:
Как ямщик замерзал в той глухой незнакомой степи, -
Усыпив, ямщика заморозило жёлтое солнце,
И никто не сказал: шевелись, подымайся, не спи!

Всё стоит на Руси
До макушек в снегу.
Полз, катился, чтоб не провалиться, -
Сохрани и спаси,
Дай веселья в пургу,
Дай не лечь, не уснуть, не забыться!

Тот ямщик-чудодей бросил кнут и - куда ему деться! -
Помянул он Христа, ошалев от заснеженных вёрст...
Он, хлеща лошадей, мог бы этим немного согреться, -
Ну, а он в доброте их жалел и не бил - и замёрз.

Отраженье своё
Увидал в полынье -
И взяла меня оторопь: в пору б
Оборвать житиё -
Я по грудь во вранье,
Да и сам-то я кто, - надо в прорубь!

Вьюги стонут, поют, - кто же выстоит, выдержит стужу!
В прорубь надо да в омут, - но сам, а не руки сложа.
Пар валит изо рта - эк душа моя рвётся наружу, -
Выйдет вся - схороните, зарежусь - снимите с ножа!

Снег кружит над землей,
Над страною моей,
Мягко стелет, в запой зазывает.
Ах, ямщик удалой -
Пьёт и хлещет коней,
А непьяный ямщик - замерзает.