Вчера священники служили в ризах чёрных…

Вчера священники служили в ризах черных;
‎Горели свечи; из кадильниц дым
‎Вставал столбом; и с пеньем гробовым
‎Сливался глас молитв покорных…
И язвы Господа, который распят был,
‎Толпа лобзала грешными устами;
А я — одну тебя, скорбя, искал глазами
‎В дыму бряцающих кадил,
‎И видел я, как жарко ты молилась,
Как веры чистый луч в глазах твоих сиял;
‎Твоя душа на небо возносилась,
Я на земле по ней, как грешник, тосковал.
Сегодня светлый день и церковь, торжествуя,
Поёт: «Христос воскрес!» — колокола звучат;
‎Весной дыша и празднично ликуя,
‎Толпы по улицам шумят.
‎В весёлых масках ходят лицемеры;
Готовы целовать меня враги мои;
А мне, — я чувствую, как мало света веры
‎Без тёплого луча твоей любви.
Но, где же ты? — зову, молю, — хоть мимо,
‎Пройди, о гений чистый мой!
Мне кротко улыбнись улыбкой херувима
‎Иль, как дитя, посмейся надо мной!
Слегка руки моей коснись твоей рукою,
Наполни душу мне предчувствием небес,
Чтоб мог я радостно, воскреснувши душою,
‎Произнести: воистину воскрес!