Петербуржским друзьям

Светлый кобальт вечерней речной воды.
Май и расцвёл как будто, да вот зачах.
Чайки то круто падают, то поды-
маются без добычи в кривых когтях.

Разве не вы открыли мне нрав Невы?
Где вы? Звоню, стучусь к вам, и — никого.
Пьяное чудо лексики, вздох «увы!» -
Что бы мы, братцы, делали без него...

Это только надежда: мол, жизнь прошла.
Что у судьбы в загашнике — не поймёшь.
Ангелом, не освоившим ремесла,
Эта весна коснётся и бросит в дрожь.

Это прошла не жизнь, а ладожский лёд.
Славно стоять — под Биржею, например, -
И ничего не ведая наперёд,
И ни в одну не веруя из химер.

Странно стоять средь невского миража,
Вместе и храм приемля в нём, и тюрьму,
Всем поколеньям сразу принадлежа,
Не подпевая вчуже ни одному.