Бахтиёр Ирмухамедов

Нет у Марии внешних недостатков,
Она и сердцем русская насквозь,
И у нее всегда летит в «десятку»
Любое слово, брошенное вскользь.
Нет у Марии видимых изъянов –
Мила лицом и статью хороша,
И пляшет зажигательно и рьяно,

Не ищите меня на развалинах страсти –
Я истлел до конца, не оставив следа.
Эта дама была мне источником счастья,
Но со мной не встречалась она никогда.

Не помню, когда это все началось,
Но как-то, проснувшись еще до зари, я
Почувствовал, как в черепную мне кость
Стучит осторожно: «Мария, Мария».

Есть в женщине этой какой-то секрет,
Не зря же Пегас мой так бьется о небо.
Исходит из МИДа таинственный свет –
И я превращаюсь невольно в эфеба
И жду докимасии, чтобы войти
В просторы ее лучезарного дема,
Где избранный может святыню найти

Категории: 

Как жаль, что она не знакома со мной!
Нам было б о чем посудачить под утро,
Слегка утомленным от неги ночной
В саду, где на кронах весенняя пудра.

Она подошла и меня обняла,
И долго смотрела мне в карие очи,
А после сказала: «Я все поняла –
И то, что на сердце, и что между прочим».

На Украине хулиганят,
И Штаты пакости творят,
Британцы брекситом поганят
Жизнь европейских сатанят;
Японцы лестью и деньгами
Урвать мечтают острова,
Китайцы жадными руками
Гребут сибирские дрова;
И обезумел не на шутку

За что я узнал о тебе, не пойму.
Зачем ты приходишь в мои сновиденья?
Кого мне бранить, и молиться кому
Я должен за эти свои вдохновенья?

Люблю или нет – никому не скажу;
Томлюсь или нет – пусть останется тайной,
Но все равно это известно ежу,
Который покрыт пелериной туманной.
Секреты бывают у тех, кто молчит,
А я не молчал и доверился нотам –
Теперь даже Яуза сплетни журчит

Позвольте любить Вас на подступах дальних,
Ведь ближние заняты кем-то уже;
Ему повезло несказанно: ведь в спальне
Он видит Вас часто и без неглиже.
Увы, не причастен я к таинствам Вашим,
Такая мне выпала в жизни юдоль –
Стоять одиноко и грустно на страже

Страницы