Елена Шварц

Высокий и пустой собор.
И поп размахивает кадилом.
Я сама превращаюсь в церковь,
я вся до краёв наполнена дымом.

Дымом глубоким и сладким.
На стенах висят иконы.
Плоские грустные лица,
плоские красные кони.

Как холодно и пусто всё кругом.
Не меня одну на свете все забыли.
Даже море, когда варили, верно, думали о другом:
О море милое, тебя пересолили!

О ангелы, вы хилы.
О ангелы, вы подхалимы.
А дьявол говорит трубой,
а дьявол говорит со мной,
и по следам его копыт
луна влюблённая летит.
А дьявол космат,
а дьявол рогат.
По дружбе вас он устроит в ад.
Дьяволу души не продают,

Сначала появились рыбаки,
а море потом.
Море лили на землю
рыбацким жестяным прокопченным ведром.
Сначала появились рыбаки,
а рыбы потом.
Они себе сами придумали
и бури, и рифы, и скалы потом.
Они не умирают,
из-под плит всё шепчут: