Религиозно-философские стихи

Богоматерь моя
По реке приплыла,
Пеленала Младенца
В петушиный рушник.
А речная струя,
Холодна и светла,
Бормотала: - Надейся,
ещё полдень не сник,

Болото – жизнь засасывает тиной;
Но я иду, ещё иду, по ней, –
Охваченный стоячею трясиной,
Иду на свет блуждающих огней.
День ото дня слабеет сила воли,
Сильнее всё – страстней зловещий хор, –
Хотя ещё горит душа от тайной боли,

Над тёмностью лампады незажжённой
Я увидал сияющий отсвет.
Последним обнаженьем обнажённой
Моей душе — пределов больше нет.

Блажен, кто верою святою
свой дух возвысил, окрылил,
и сердце, как стальной бронёю,
от бурь житейских укрепил.
Тому не страшны испытанья,
ни даль, ни моря глубина;
не страшны горе и страданья,
и сила смерти не страшна.

Создал Бог небеса из белых своих одежд,
Создал землю из снега, снег во прах превратив.
А Лилит создана внутри адамовых вежд, —
Этот огненный сон для мужчин, конечно, красив,
Этот сон, как измена супруге, бывает свеж.

Божественный на божием престоле;
Христос на небо, высше всех светил,
В своё отечество, туда, отколе
Сошёл на землю, в славе воспарил.

Сердце острой радостью ужалено.
Запах трав и колокольный гул.
Чьей рукой плита моя отвалена?
Кто запор гробницы отомкнул?

Небо в перьях — высится и яснится…
Жемчуг дня… Откуда мне сие?
И стоит собор — первопричастница
В кружевах и белой кисее.

И опять пред Тобой я склоняю колени,
В отдаленье завидев Твой звёздный венец.
Дай понять мне, Христос, что не все только тени
Дай не тень мне обнять, наконец!

Отправиться узенькой речкой, притоком огромной реки.
Так сладкого дыма колечки, буфеты, каюты, звонки.
Сидеть в парусиновом кресле, разглядывая берега,
И мачты спасительный крестик на фоне небес теребя.
А тент мой то скрипнет, то вскрикнет, сирена завоет слегка,

Склоняся к юному Христу,
Его Мария осенила;
Любовь небесная затмила
Её земную красоту.

А Он, в прозрении глубоком,
Уже вступая с миром в бой,
Глядит вперёд — и ясным оком
Голгофу видит пред собой.

Сквозь окна светится небо высокое,
Вечернее небо, тихое, ясное.
Плачет от счастия сердце моё одинокое,
Радо оно, что небо такое прекрасное.

Холодно, голодно в нашем селении.
Утро печальное - сырость, туман,
Колокол глухо гудит в отдалении,
В церковь зовёт прихожан.
Что-то суровое, строгое, властное
Слышится в звоне глухом,
В церкви провёл я то утро ненастное

Страницы