Воскресенье

Сердце острой радостью ужалено.
Запах трав и колокольный гул.
Чьей рукой плита моя отвалена?
Кто запор гробницы отомкнул?

Небо в перьях — высится и яснится…
Жемчуг дня… Откуда мне сие?
И стоит собор — первопричастница
В кружевах и белой кисее.

Благословенна лень, томительнейший плен,
когда проснуться лень и сну отдаться лень.

Лень к телефону встать, и ты через меня
дотянешься к нему, переутомлена.

Рождающийся звук в тебе, как колокольчик,
и диафрагмою мое плечо щекочет.

Лишь потому, что где-то в самом дальнем,
Затридевятом тихом уголке
Природы, слабым отблеском сусальным
Закатный, но тебя встречает – свет.

Белый-белый понедельник — завсегда последний день
Молодой зелёный вторник — раскалённо-ясный день
Желтоватая среда — бессвязный воспалённый день
Фиолетовый четверг — такой огромный вечный день

Это был воскресный день - и я не лазил по карманам:
В воскресенье - отдыхать, - вот мой девиз.
Вдруг - свисток, меня хватают, обзывают хулиганом,
А один узнал - кричит: "Рецидивист!"