Бог

Подойди ко мне, мальчик, не бойся.
Большие тебя научили бояться.
Только пугать люди могут.
Ты рос без страха.
Вихрь и мрак, вода и пространство,
ничто не страшило тебя.
Меч, извлечённый, тебя восхищал.
К огню ты протягивал руки.

Я люблю тебя, Дьявол, я люблю Тебя, Бог,
Одному — мои стоны, и другому — мой вздох,
Одному — мои крики, а другому — мечты,
Но вы оба велики, вы восторг Красоты.

Я не нашёл иного места,
Где столь душа отрешена 
От суеты. Скажу вам честно, 
Она – несуетой полна:   

Минуты кажутся часами, 
И сладок их неспешный ход 
Не оттого, что отдыхаешь, 
А потому, что ты – живёшь!   

В одежде гордого сеньора
На сцену выхода я ждал,
Но по ошибке режиссёра
На пять столетий опоздал.

Влача тяжёлые доспехи
И замедляя ровный шаг,
Я прохожу при громком смехе
Забавы жаждущих зевак.

Создал Бог небеса из белых своих одежд,
Создал землю из снега, снег во прах превратив.
А Лилит создана внутри адамовых вежд, —
Этот огненный сон для мужчин, конечно, красив,
Этот сон, как измена супруге, бывает свеж.

Всё отнял у меня казнящий бог:
Здоровье, силу воли, воздух, сон,
Одну тебя при мне оставил он,
Чтоб я ему ещё молиться мог.

Всё с Богом – радость и печали,
Незримый Свет и зримый свет.
С Ним те, кто в немощах отстали
И те, кого на свете нет.

Всё с Богом – каждое дыханье
И каждое движенье – с Ним.
И стыд, и совести терзанья
И те, кто ими же гоним.

Где бескорыстное служенье
Собою исполняет жизнь,
Там дар святый – Преображенье!
Преображение души 

Дано всему живому свыше –
Свет, просиявший в свете дня,
Тот, что земных высот превыше
Пришедший в мир – «вся исполняй».

Умру. Уйду. И горько мне и сладко.
Встаёт из тьмы отгадка бытия.
Умру. Уйду. Закон исполнить сладко.
Но я ведь жил. И новая загадка
Родилась в мире. Был мир. Стал мир и я.

И мы простим, и Бог простит.
Мы жаждем мести от незнанья.
Но злое дело - воздаянье
Само в себе, таясь, таит.

И путь наш чист, и долг наш прост:
Не надо мстить. Не нам отмщенье.
Змея сама, свернувши звенья,
В свой собственный вопьётся хвост.

Когда чужое горе не волнует
И нет сострадания к другим,
То сердце,по-просту лютует -
К делам праведным,благим.
Значит искры Божьей нету,
Но есть злоба и печаль,
Душа добром необогрета
И её,конечно,жаль.
Значит с детства не внушали,

Что ожидает в жизни вечной?
Риторический вопрос.
На Земле,коль жил беспечно -
То и жёстким будет спрос.
Как в кино всю жизнь увидишь,
Что забыть уже сумел,
Но никого уж не обидешь,
Даже если бы хотел.
Не покажешь там амбиций,

Страницы