Людмила Вилькина

Пустынный зал. Витрины. Свет и мгла
Здесь борются, как боги Зороастра.
Стремится к своду лёгкая пилястра,
Брожу одна и к вазе подошла.
Две длинные волюты, два крыла,
Как руки из сквозного алебастра,
Средина округлённая, как астра,

Люблю я не любовь — люблю влюблённость,
Таинственность определённых слов,
Нарочный смех, особый звук шагов,
Стыдливость взоров, страсть и умилённость.

Тяжёлый запах роз в моей темнице.
Темница - комната. Придешь ли? Жду.
Всё ало здесь, как в пламенном аду.
Одна лежу в прозрачной власянице.
Как подобает скованной Царице
(А грех - предатель в жизненном саду) -
Я телом лишь к ногам твоим паду,

Люблю я правду, как полдневный свет.
Тот всех смелей, кто духом всех правдивей.
Кто смел, мне дорог. На вопрос стыдливый
Он страстное услышит "да" в ответ.
Но правда страсти в тайне. Страсти нет,
Где взор чужой, печальный и пытливый

И в этом вся моя вина,
Что каждый взгляд твой понимаю,
И в этом вся моя вина,
Что боль, как радость принимаю.
Он так далёк, прощальный вечер,
Но я той памяти верна -
Тебя люблю я бесконечно,
И в этом вся моя вина.
И в этом вся моя печаль,

Большая комната. Я в ней одна.
В ушах звучат недавние укоры,
Упрёков гул - весь ужас мелкой ссоры.
Не плачу я. К себе я холодна.
Но, кажется, задвигалась стена.
Как грозно разошлись на ней узоры.
Хочу я встать, спустить на окнах шторы

Не выйдет тот, кто раз попал в мой сад.
Меж гротов, спящих вод, аллей, беседок -
Везде цветы, но аромат их едок,
И неспокоен сон цветущих гряд.
Подобный страстной мысли - сад глубок.
Среди прогалин блещут клумбы лилий.
А там, где ветви солнце заслонили,

Быть может, не любовь - одно стремленье
Моя любовь к тебе, далёкий друг.
Боюсь скреплять желаний тайный круг,
Страшнее смерти мне успокоенье.
Душа - алтарь. Свершается горенье.
Любовь? - Иль не любовь? - Не злой недуг,
А сладостный предчувствия испуг,

Страшит меня довольство обладанья
И достиженья мертвенный покой.
Ужасней, чем забвенья мрак пустой,
Час дерзко утолённого желанья.
Обманный час! О если б на свиданья
Молитвы приносили мы с собой, -
Молитвы ласк! Стремясь к любви душой,

Я сплю иль умерла - одно и то же.
Кровать иль гроб, - но тесны мне они.
Прервутся ли мелькающие дни,
Иль вечность будет длить одно и то же.
В домах у всех людей одно и то же.
В домах мы узники - всегда одни.
Дома людей - большие западни.

Страницы