Юрий Леонидович Нестеренко

Б Д

В нашем потомками проклятом бог весть каком году
Мир мучается в удушливом, скользком, вязком бреду.
Бред, словно чёрный спрут, всплывает из глубины.
Бред растекается по воде, как нефтяная плёнка.
Бред сотрясает мир грохотом новой войны.

Ах, какая была держава!
Ах, какие в ней люди были!
Как торжественно-величаво
Звуки гимна над миром плыли!
Ах, как были открыты лица,
Как наполнены светом взгляды!
Как красива была столица!
Как величественны парады!
Проходя триумфальным маршем,