Гений

Кто сей великий, мощный дух,
Одеян ризой света рдяной,
Лучи златые сея вкруг,
Быстрее молний, бури рьяной,
Парящий гордо к высотам?..
Я зрел: возникнувши из праха,
В укор ничтожества сынам,
Он разорвал оковы страха,
Пределы тесные уму;
И, бросив взор негодованья
Окрест на дикость, слабость, тьму,
На сон прекрасного созданья,
Вещал: я жив! — я человек! —
Я неразделен с небесами!..
И глубь эфирную рассек
Одушевлёнными крылами! —
Вот он, божественный, летит!
Надежды смелой, славы полный,
И, долу восклоняясь, зрит
С улыбкой землю, моря волны! —
Уже он там — достиг небес, —
Уже незрим в дали туманной; —
И яркий след его исчез,
Как ветр долин благоуханной,
Как метеор во мгле ночной,
Как память дивных впечатлений!..
Кто ж он? — Сей странник неземной? —
То сильный ум, блестящий Гений!..

‎Раскройся, Древность, предо мной!
Рассейтесь, зависти наветы! —
Пред взором Истины святой
Его явите мне полеты!..

‎О Гений жизни, света, благ!
Не ты ль Того изобразитель,
Кто — и в пространствах, и веках, —
Непостигаемый Зиждитель,
Единым словом оживил,
Воздвиг сей мир из мёртвой бездны; —
Того, Кто в тверди укрепил
Во время ночь и день надзвездный; —
Того, Чья Творческая длань
Стези светилам устрояет,
Нам мир дарит, низводит брань,
Возносит Царства, унижает,
Владеет волею сердец,
Как моря шумными волнами? —
Всего великого отец,
Не ограниченный летами,
Ты, чуждый зол, препон, сует
И непричастный заблуждений! —
О, Гений дивный, кто сочтет
Твоих все виды изменений? —
Кто спишет образы твои,
В которых — редкий дар судьбины,
Многоразличный, но единый,
Излить на Мир дары свои
Нисходишь непостижно долу,
Краса и блеск земным сынам,
Народу слава, честь умам.
Мечу, и плугу, и престолу!..
Кто мощь твою постигнуть смел,
Означил способы и сроки,
И меты тайныя предел,
И путь твой новый и высокий? —
Богатый в средствах так, как Бог,
Летучий, быстрый, как свобода,
Неистощимый, как природа,
Течёшь творения в чертог,
Ея чудесный подражатель,
Ея сокровищ обладатель!..

‎Там — горнего восторга полн,
В минуты сладких вдохновений,
Приникнув слухом к шуму волн,
К порывам облачных смятений,
К трясущим твердь небес громам,
И к гулам труса разъяренным,
И к тихоплещущим ключам,
И к стонам горлицы смиренным,
И к трелям сладким соловья, —
Берет свою златую лиру;
Гремит!.. О чудо! — Где, где я?..
Я чужд вещественному миру;
Я слышу в трепетных струнах:
Свирепых ярость, слабых страх,
Страстей пылающих боренья,
Раздор народов, битвы клик,
Любви и дружества мученья
И сердца нежного язык!..
О дар гармонии священной!
О хор божественных певцов,
Благотворителей вселенной!..
Вожди семейств, творцы градов,
Вы дали смертным дух и нравы,
И доблесть низвели с небес…
Глашатаи бессмертной славы,
Пророки северных чудес,
Поют Державин, Ломоносов
И отдалённым временам
Вещают о победах Россов!..
Послушны Гения мечтам,
Животворятся скалы мертвы; —
Металл и мрамор предстают
Любви народной в память, в жертвы, —
Потомству позднему на суд! —
Восхощет — полотно вдруг дышит,
И мысль, и чувство во плоти, —
Зари играют, пламень пышет,
И молний реются пути! —
И самая Непостижимость
Под кистию его живой
Небесную приемлет зримость
Для очарованных душой!..

‎Там сходит он, испытный зритель,
В подземный мир, в Плутонов дом;
Природы тайн распорядитель,
Дарит нас златом и сребром;
Там, вод преуглубляясь в бездны,
Являет новы царства нам;
Там, обтекая круги звездны,
Даёт законы он мирам!
С Линнеем, с выспренним Бюффоном
Хозяйствует в ея садах;
Или с божественным Невтоном
Делит свет солнечный в лучах!
С Франклином, дерзостный, отъемлет
У молний крыла, гасит гром;
Трезубец у Нептуна взъемлет
И бури тяготит ярмом: —
Огнь, воздух, и земля, и воды
Его сознают всюду мощь!..
‎Склонитесь перед ним, народы!..
Невежества рассеяв нощь,
Препоны дикости поправый,
Вот он, — Помпилий — Пифагор;
Как орган вышния Державы,
С таинственных нисходит гор,
Дубовой ветвию венчанный:
«Примите, чада, мой завет! —
Восстань господствовать, Избранный,
Любви божественной клеврет;
Взаимность, польза, труд и нужды,
В союз сплетитеся святой! —
Где Вера, Бог — там смертным чужды
Вражда, алчба, раздор слепой! —
Восстановитесь, царства, троны,
И будь основа им — Законы!..»
Изрек, и на олтарь сердец
Священны возложил скрыжали;
Снисшел гармонии творец, —
И дни блаженства просияли!..

‎Но вот, как бурные моря,
Сыны безумия смутились;
Текут, неистовством горя,
Против царей совокупились! —
Законы, троны пали в прах! —
Повсюду смерть и разрушенье!..
Где, где Небес благословенье,
Где Гений мира?.. Битв в полях?..
Не бойтесь, с вами, с вами Сильный! —
Во броню Правды облечен,
Любовью, Верой укреплен
И духа силою обильный,
Течёт, как пламень по лугам,
Как гром раскатный по горам,
Как буря в безднах воспаленна!..
Суворов здесь — и Альпов нет!..
Кутузов там — молчит геенна,
И злобы сокрушен навет!..
О день! — о подвиги святые!
День человечества всего!..
Кто сохранит плоды златые
Успеха, Гений, твоего?..
‎Ты сам, Ты, Гений благотворный! —
Вот, меч оливою обвив,
Единым небесам покорный,
Земнаго сердце устранив,
Священны узы укрепляет,
Любовь и дружество живит,
Царей в советах председает,
С бессмертным смертное мирит! —
Пред Божьим олтарем — Светило,
Пророк могущий средь людей; —
В судах — одетый свыше силой,
Бесстрастный судия страстей; —
Мудрец — в тиши уединенья,
Рачитель нравов правоты,
Враг буйной разума мечты
И друг прямаго просвещенья!..
Царица всех доброт земных,
Величие талантов, знаний, —
О Правота! — венец благих! —
Твердыня мудрых начинаний!..
В какой стране, в каких веках
Ты не была превозносимой! —
В каких чувствительных сердцах
Ты не была боготворимой! —
Пускай бестрепетный Герой,
В кровавых битвах знаменитый,
Гремит неверною молвой
И меч свой, лавром перевитый,
Во храм торжеств, честей несёт; —
Коль к смертным чужд был состраданья,
Что Правота о нем речет? —
Не хвал достойный — наказанья,
Герой, низвергни меч твой в прах!..
Пускай властитель сей надменный,
С грозой карающей в руках,
Гнетет народы, им плененны! —
Какой от Правды приговор? —
«Он был злодей», — гласит потомство,
И вечный, гибельный позор
Накажет лесть и вероломство!
Пускай блестящий лжемудрец,
Стезей змеяся ухищренной,
Присвоит сам себе венец
К стыду обманутой вселенной:
«Ты ложный Гений!» — Правота
Ему речет свой суд нельстивой!
И где твой блеск и красота,
Венец Лжегения кичливой?..
Так, Божий глас, — ты возгремишь
Умам коварным в наказанье,
И ложь и злобу обличишь!..
Лишь Правота — умов сиянье!..
Смотрите: там, как бурный ветр,
Несётся средь пустынь, сквозь тучи,
Великих вождь, великий Пётр,
Преобразитель наш могучий! —
Как звезды светлые, в веках
Горят благих Мужей деянья:
Катонов, Долгоруких прах
Кропим слезой воспоминанья!..
Ревет, волнуяся, Скамандр,
Но не потопит Ахиллеса:
Угас для мира Александр! —
Но в храме вечности завеса
Пред Ним, как небо, раздралась,
И радуга бессмертной славы
С Его кончиной разлилась
По тучам Северной державы!..

«Ты жив, краса земных царей;
Ты нам воскрес. Благословенный!» —
Как гул торжественный морей,
Гремит правдивый глас вселенной. —
Монарх любви и правоты
На троне Россов воцарился;
Иль ты с небесной высоты
К нам в Николае ниспустился!..
Питомцы счастливых наук,
К добру исполненные рвенья!
Монарх — талантов юных Друг! —
Венцы любимцам просвещенья!..
Пылайте, души и сердца,
К Нему любовью благодатной:
Теките все перед Отца,
Как реки в тишине отрадной!..
Пройдёт земная лепота,
Исчезнут козни вероломства; —
Но душ великих красота
Воскреснет в памяти потомства;
Почтут правдивого Царя
Святою мздой благословений,
И грянет Русская земля:
Хвала Тебе, наш добрый Гений!..

1826