О Солженицыне

Прилежно, скрытно собирал
Он компромат на жизнь в Союзе,
Затем ехидно доверял
Его наушнической музе.
Корпел над кляузами он,
Сводя их в пафосные фразы,
Был по-шакальи вдохновлен
Приумножением заразы.
Потом Твардовскому всучил
Свой труд, по замыслу паскудный,
И тот в печать благословил,
Не разобрав, что труд иудный.
И ухватились за презент,
Ликуя, западные своры,
Вручив из нобелевских рент
Иуде деньги для фурора.
И он решил, что если за
Антисоветчину так платят,
Не стоит жать на тормоза,
Когда такое счастье катит.
И вскоре новый компромат
Отправлен был на запад тайно,
В котором подлый ренегат
Был омерзителен бескрайно.
Он заслужил расстрела, но
С ним обошлись вполне гуманно,
Открыв для выезда окно
Туда, где вшивость невозбранна.
И он продолжил подрывать
Устои родины далекой
И видел в крахе благодать,
И сам себя возвел в пророки.
Считал он, зло лишь в том, что власть
Принадлежит в стране Советам,
Что в коммунистах вся напасть,
Рулящих только по изветам,
И верил западным «друзьям»,
И помогал им в черном деле
Дробить Союз, и по частям
Все растащить для беспредела.
Не понимал иуда наш
В своем предательстве спесивом,
Взята врагом на карандаш
Не власть Советов, а Россия.
За русский мир он будто был,
А сам участвовал в удушье
Его и желчно говорил:
«Избавьтесь, братья, от подбрюшья».
Высокомерно он плевал,
Что предки, верные в молитвах,
Чтобы расширить ареал
Российский, пали в смертных битвах.
Он утверждал, что не нужна
Нам территория большая,
Пускай развалится страна,
Свои основы разрушая.
Когда исчез СССР,
Иуда в образе мессии
Вернулся как «святой пример»,
Но вскоре был забыт в России.
Его пустая болтовня
Была воспринята народом,
Как полоумная фигня,
Что лишь способствует разбродам.
В конце концов он отошел
От мессианства в мир загробный,
И стало как-то хорошо,
Что нас покинул «преподобный».
Но вдруг начальника Москвы
Уговорили либералы
Увековечить для молвы
Предателя на пьедестале,
Чтобы погрязшие в алчбе
Внушали каждому харизму:
«Поставят памятник тебе,
Когда и ты предашь Отчизну».
Но, если так пойдут дела,
То вскоре в стиле саранчовом
На теле всякого села
Возникнут бюсты Горбачева.
А после Ельцин и Чубайс,
Гайдар, Бурбулис и Каспаров
Гуртом вбегут в иконостас
В гранитном виде для бульваров.
И будет сломана мораль,
И дети вырастут в манкуртов,
И станет нормой анормаль
Под прессом западных абсурдов.
К вам обращаюсь, москвичи,
В единстве будьте непреклонны
И не щадите вы камчи,
Стегая «пятую колонну»;
Сзывайте город на протест,
Чтобы кричали мэру люди:
«Ни здесь, ни там и ни окрест
Не ставьте памятник иуде!
Воздвигнув памятник ему,
Вы вдохновите ренегатов
Рассвет закутывать во тьму
И осквернять, что сердцу свято.
Американцев призывал
Он сбросить атомные бомбы,
Устроив родине обвал
Посредством хищной гекатомбы.
Когда при помощи врагов
Мстят за невзгоды и обиды,
Суть отразят две пары слов:
Так поступают только гниды.
Изменник нам не идеал:
Плодя вербальные поносы,
Зло на Отчизну накропал
Он многотомные доносы.
Не должен жалкий прохиндей
Прославлен быть, подобно Будде.
Во имя чести и детей
Не ставьте памятник иуде!».

#Солженицын #иуда #предатель #памятник #Москва #Собянин #Россия #стихи