Пролог

Вы идёте обычной тропой,
Он — к снегам недоступных вершин.
Мирра Лохвицкая

Прах Мирры Лохвицкой осклепен,
Крест изменён на мавзолей, —
Но до сих пор великолепен
Её экстазный станс аллей.

Весной, когда, себя ломая,
Пел хрипло Фофанов больной,
К нему пришла принцесса мая,
Его окутав пеленой...

Увы! Пустынно на опушке
Олимпа грёзовых лесов...
Для нас Державиным стал Пушкин, —
Нам надо новых голосов!

Теперь повсюду дирижабли
Летят, пропеллером ворча,
И ассонансы, точно сабли,
Рубнули рифму сгоряча!

Мы живы острым и мгновенным, —
Наш избалованный каприз:
Быть ледяным, но вдохновенным,
И что ни слово — то сюрприз.

Не терпим мы дешёвых копий,
Их примелькавшихся тонов,
И потрясающих утопий
Мы ждём, как розовых слонов...

Душа утонченно, черствеет,
Гнила культура, как рокфор...
Но верю я: завеет веер!
Как струны, брызнет сок амфор!

Придёт Поэт — он близок! близок! —
Он запоёт, он воспарит.
Всех муз былого одалисок
В своих любовниц претворит.

И, опьянён своим гаремом,
Сойдёт с бездушного ума...
И люди бросятся к триремам,
Русалки бросятся в дома!

О век безразумной услады,
Безлисто-трепетной весны,
Модернизированной Эллады
И обветшалой новизны!..