Окно

Окно открыто в сад весенний и дневной.
Блеск подоконника разглажен тишиной.
Толчками, точками - в окно влетают пчёлы...
В нём гибко сцеплены жасмин, горошек, мак...
От пламенности дня в глазах весёлый мрак -
Секунда слабости весёлой.

До красных кирпичей дотронулся вьюнок,
Как тонкое жабо до грубых красных щёк.
В тени камней стены ещё дымится влага...
Окно не высоко, и есть упор для ног,
А там - прогретый путь и долгий день для шага.

Как странно между тем, что птицы не поют!
Слышны лишь редкие отрывистые фразы...
Многозначительный таинственный уют.
Лишь сыплется труха, где птицы гнёзда вьют,
И тушью полночи свой полдень пишут вязы.

На запертый сарай в заброшенном углу
Роняет бузина отравленные розы...
Там, на кирпичном (или каменном) полу
Сарая - призраки, настроивши пилу,
Танцуют, дергая друг друга за полу...
Но в жарком блеске дня смешны мне их угрозы!

...Повсюду лёгкий скрип, шуршанье и возня:
Тень птицы на траве - живая закорючка...
Из прутьев свежести, из тайны и огня
Дневные тени птиц плетут корзину Дня.
Тень птицы трудится, не глядя на меня...
Что ей поручено? Дно, стенка или ручка?

Где я? В каком конце их сети золотой?
В каком углу весны? В каком краю корзинки?
...Мне дятел бросил кисть из тушечницы хвои...
И странно воспарил над общей пестротой
Воздушною чертой бумажный змей тропинки.

Всё, всё мне нравится! Шуршанье по верхам,
В траве - ломти коры, лесных жуков коврижки,
Перемещенье птиц, как в лавке опахал.
И низкий свет кустов, где вспархиваний вспышки.
Смешались весело понятья в голове...

Не хочется гадать и думать над вещами.
Плывут виденья дня по светлой мураве,
Над ними бабочки - где по три, где по две...
А в чаще Ночь и День меняются плащами.