Быль для детей

Про войну

Эту быль пишу я детям...

Летней ночью, на рассвете,
Гитлер дал войскам приказ
И послал солдат немецких
Против всех людей советских —
Это значит — против нас.

Он хотел людей свободных
Превратить в рабов голодных,
Навсегда лишить всего.
А упорных и восставших,
На колени не упавших,
Истребить до одного!

Чтоб хозяйничали всюду
Гансы, Фрицы и Гертруды,
Остальных — на скотный двор!
Чтобы братья, сёстры наши —
Вани, Миши, Пети, Маши —
Жили в рабстве с этих пор.Этот куплет про «Гансов, Фрицев и Гертруд» позже был убран, вероятно, чтоб не обижать народ братской ГДР.

Он велел, чтоб разгромили,
Растоптали и сожгли
Всё, что дружно мы хранили,
Пуще глаза берегли,
Чтобы мы нужду терпели,
Наших песен петь не смели
Возле дома своего,
Чтобы было всё для немцев,
Для фашистов-иноземцев,
А для русских и для прочих,
Для крестьян и для рабочих —
Ничего!

«Нет! — сказали мы фашистам, —
Не потерпит наш народ,
Чтобы русский хлеб душистый
Назывался словом «брот».

Мы живем в стране советской,
Признаём язык турецкий,позже заменено на «немецкий»
Итальянский, датский, шведский
И японскийпозже «турецкий» появился как раз здесь признаём,
И английский, и французский,
Но в родном краю по-русски
Пишем, думаем, поём.

Мы тогда лишь вольно дышим,
Если речь родную слышим,
Речь на русском языке,
И в своей столице древней,
И в посёлке, и в деревне,
И от дома вдалеке.

Где найдётся в мире сила,
Чтобы нас она сломила,
Под ярмом согнула нас
В тех краях, где в дни победы
Наши прадеды и деды
Пировали столько раз?

Видно, немцы позабыли,
Сколько раз мы немцев били,
Позабыли — как и где,
Что вступили в бой кровавый
С нашей вольною Державой,
В бой на суше и воде.

И от моря и до моря
Поднялись большевики,
И от моря и до моря
Встали русские полки.

Встали, с русскими едины,
Белорусы, латыши,
Люди вольной Украины,
И казахи, и грузины,
Молдаване, чуваши —
Все советские народы
Против общего врага,
Все, кому мила свобода
И Россия дорога.

И когда Россия встала
Против немца в грозный час, —
«Всё — на фронт!» Москва сказала,
«Отдадим!» — сказал Кузбасс.

«Никогда, — сказали горы, —
Не бывал Урал в долгу!» —
«Хватит нефти для моторов.
Помогу!» — сказал Баку.

«Я богатствами владею,
Их не счесть, хоть век считай!
Ничего не пожалею!» —
Так откликнулся Алтай.

«Мы оставшихся без крова
В дом к себе принять готовы,
Будет кров сиротам дан!» —
Обездоленных встречая,
Казахстану отвечая,
Поклялся Узбекистан.

«Будет каждый верный воин
И накормлен, и напоен,
Всей страной обут, одет». —
«Всё — на фронт!» — Москва сказала,
«Всё! — страна ей отвечала. —
Всё — для будущих побед.»

Не расскажешь в детской сказке
Ни словами, ни пером,
Как летели с немцев каски
Под Москвой и под Орлом.

Как, на немцевпозже: на «запад» наступая,
Бились красные бойцы —
Наша армия родная,
Наши братья и отцы.

Как сражались партизаны,
Как стояли, как стоят
И залечивают раны
Боевые великаны —
Ленинград и Сталинградпозже просто: «Как залечивают раны боевые города.»

Не опишешь в этой были
Всех боёв, какие были.
Что сейчас ещё идут
На земле и над землёю,
На воде и под водою.

Немцев бьют и там и тут«Немцев били там и тут»
Как побили, так — салют!

Из Москвы салюты эти
Всем слышны на белом свете —
Слышит друг и слышит враг.
Потому что значит это —
Над какой-то крышей, где-то
Снова взвился красный флаг.

Всё, что вечно было нашим.
Мы назад себе вернём!
Мы поля опять запашем
И засеем их зерном!

Мы вернём себе назад
Каждый дом и каждый сад.
Каждый кустик на дороге,
Над которым выл снаряд.

Зарастут травой траншеи.
На местах былых боёв,
С каждым годом хорошея,
Встанут сотни городов.

И не будет затемненья,
И вперёд на много летпозже: «Отменили затемненье, И теперь на много лет»
Людям только для леченья
Будет нужен синий свет.Во время войны для светового затемнения использовали так называемые «чёрные лампы»: Лампу красили, оставляя небольшое прозрачное пятно внизу, которое давало узкий пучок света, не видный с бобмардировщиков. Лампа грелась, конечно, адски, но выхода не было. Возможно, в зависимости от краски, они давали синеватый свет. Михалков сравнивает эту лампу с советской лечебной «синей лампой»: Нет, это был не ультрафиолет, просто крашеная лампа давала яркий синий свет. По неведомой причине в СССР он считался лечебным, синей лампой светили в нос и горло детям, считая, что это приносит здоровье и лечит ангину.

Мы в музей поставим знамя,
Что вело в последний бой.
Эти дни не за горами, —
Их дождёмся мы с тобой!

И в хорошие минуты
Вспомнишь ты и вспомню я.
Как от вражьих полчищ лютых
Очищали мы края,

Наши радости, печали,
Наших близких и родных —
Провожали их, встречали.
Ждали весточки от них.

Вспомним всё: как мы дружили.
Как пожары мы тушили.
Как у нашего крыльца
Молоком парным поили
Поседевшего от пыли
Утомлённого бойца.

Не забудем тех героев.
Что лежат в земле сырой,
Жизнь отдав на поле боя
За народ — за нас с тобой...

Кто сегодня неизвестен.
Но бесстрашен, смел и честен,
Тот, кто любит свой народ,
И за Сталиным идёт.
Кто хоть что-то делать может, —
Тот стране своей поможет
В том краю, где он живёт!

Про нашу силу

Дни бегут, идут недели,
И войне четвёртый год. Дни бежали и недели, Шёл войне не первый год.
Показал себя на деле
Богатырский наш народ.

Посмотри по школьной карте,
Где мы были в феврале?
Сколько вёрст прошли мы в марте
По родной своей земле?

Здесь в апреле мы стояли,
Здесь войска встречали май,
Тут мы столько пленных взяли,
Что попробуй подсчитай!

Слава нашим генералам,
Слава нашим адмиралам
И солдатам рядовым —
Пешим, плавающим, конным,
В жарких битвах закалённым!
Слава павшим и живым,
От души спасибо им!

Но на фронте каждый знает —
и солдат и генерал:
Батарея не стреляет
Без того, что шлёт Урал.

И не тронутся машины
В грозном танковом полку,
Если в баках нет бензина
Из далёкого Баку.Четверостишие удивительно широко разошлось сегодня по азербайджанским форумам, но смешно, что его цитируют под авторством Маршака

Нужно каждого солдата.
Снарядить не как-нибудь, —
Нужно каждого солдата
Накормить, одеть, обуть,

Чтоб всего ему хватало:
Bволю хлеба, вволю сала,Любопытно, что в этой фразе Сергей Михалков вольно или случайно цитирует Александра Твардовского — стих «Как Данила помирал» 1937 года: Жил на свете дед Данила Сто годов да пять. Видит, сто шестой ударил, Время помирать. Вволю хлеба, вволю сала, Сыт, обут, одет. Если б совесть позволяла, Жил бы двести лет. Это отдельно прекрасное произведение про деда-плотника, которого выгнали на пенсию, а он хотел работать, поэтому умело сколотил себе гроб, лёг в него, выслушал о себе все прощальные речи, а затем вскочил с криком «Сукины сыны!» и повел всех работать.
Bволю сена для коня
и патронов для огня.

Если новый город взяли,
Если в честь его салют,
Это значит — на Урале
Хорошо дела идут.

И поэтому недаром
Люди фронта говорят:
«Эх, спасибо сталеварам!
Чудеса в тылу творят».

Как бы там ни трудно было
Людям фронта воевать,
Нелегко и людям тыла —
Это надо понимать!

Позабыв про сон и отдых,
Укрепляя край родной,
Люди строили заводы
В срок, указанный войной.

На завод за матерями,
Проводив на фронт отцов,
Приходили мастерами
Сотни юных сорванцов.

Не расскажешь в этой были
Всех чудес о нашем тыле.
Видно, времечко придёт,
И о тружениках честных,
Знаменитых, неизвестных
Сложит песни наш народ.

Без ружья и без гранаты
И от фронта в стороне
Эти люди, как солдаты,
Тоже были на войне.

Никогда мы не забудем
Их геройские дела.
Честь и слава этим людям
И великая хвала!

Их в Союзе миллионы —
Много их, везде они.
Даже в самый отдалённый
Населенный пункт районный
Через горы загляни.

Где бы немцапозже: «врага» мы ни били,
Где бы враг ни отступал,
Вспоминал всегда о тыле
Наш солдат и генерал:

Да!
Нельзя добить фашистов
И очистить мир от них
Без московских трактористов,
Без ивановских ткачих,

Без того, кто днём и ночью
Вот уже который год
Сеет хлеб, снаряды точит,
В шахтах уголь достаёт.«Плавит сталь, броню кует».

Кличет фронт: «Ещё давайте!»
Отвечает тыл: «Даём!»
Клич из тыла: «Добивайте!»
Отвечает фронт: «Добьём!»

Ни для фронта, ни для тыла
В битвах с немцем нет преград,
Будет Гитлеру могила!..

Эту быль про нашу силу
Написал я для ребят.

Про победу

Начинаю третью быль!

Пыль... Пыль... Пыль... Пыль...
По дорогам, там и тут,
Волки серые бредут

Их не десять и не двадцать ,
Их не двести пятьдесят, —
Может армия набраться
Офицеров и солдат!

Друг за дружкой, пешим строем,
По камням и по траве
Пленных немцев под конвоемГонят пленных под конвоем
Гонят к матушке-Москве.

Облаками пыль клубится
Над дорогой фронтовой...
Что не весело вам, фрицы?
Что поникли головой?

Вы не ждали, не гадали
Ни во сне, ни наяву —
Только так, как хочет Сталинпозже Сталин был вычеркнут: фраза «Только так, как хочет Сталин» заменилась на «Только так, как мы сказали»
Попадёте вы в Москву!

Мимо вас везут трофеи
В наши русские музеи,
Чтобы людям показать,
Чем вы нас хотели взять.

А навстречу мчат машины
Наших доблестных полков.
«Далеко ли до Берлина?!» —
Вам кричат с грузовиков.

«Не устанут наши ноги, —
Сталинградцы говорят, —
На Берлин ведут дороги,
Отомстим за Сталинград!»позже куплет был убран, возможно тоже потому, что слишком часто звучало слово «Сталин»

«Мы предъявим счёт Берлину.
За родную Украину!» —
«Мы за Минск!» — «А мы за Крым!»
«За людей, в печах сожжённых
и в неволю увезённых,
Отомстим!»этот куплет тоже был убран

Облаками пыль клубится...
По дорогам, там и тут,
Францы, Морицы и Фрицыпозже: «Душегубы и убийцы»
Под конвоем в плен идут...

Пыль... Пыль... Пыль... Пыль...

Продолжаю третьюдетям быль!

Под победный грохот пушек
Против немцев, в наши дни,позже: «В грозовые эти дни»
В море, в небе и на суше
Мы воюем мы сражались не одни.

Руки жмёт руки жал бойцам английским
Русской армии солдат,
А далёкий Сан-Франциско
Оказался так же близко,
Как Москва и Ленинград.

Три народа-исполина,
Дело правое творя,
Доберутся до Берлина
Через горы и долины,
Через реки и моря.Куплет про три народа-исполина исчез достаточно быстро. Существует мнение, что Михалков в этих трёх куплетах обозначил, будто бы только в этот момент «Под победный грохот пушек против немцев, в наши дни» союзники открыли Второй фронт (так иногда называют 6 июня 1944, когда американские, британские и канадские войска высадились в Северной Франции). На самом деле, союзники воевали с Гитлером и раньше, просто сам листок «Третья быль» писался в момент, когда шёл «победный грохот» пушек, и армии союзников оказались близки на расстоянии рукопожатия. Что касается союзников, Британия и Франция (позже оккупированная) объявили войну Германии 3 сентября 1939 года. С этого времени и до самой капитуляции Германии 8 мая в 1945 Британия вела ожесточённые бои в воздухе и на море, не давая немцам осуществить высадку и захват, тесня и разбивая немецкие армии. Убито и пропало без вести 303 240 британцев (412 240 человек если вместе с доминионами), плюс потери гражданского населения 67100 человек, потери рыболовецкого и торгового флота — 30 000 человек. Официальный военный союз с СССР Англия заключила 26 мая 1942 — был подписан договор о союзе в войне против фашистской Германии и её сообщников и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны.

Что касается США, они вступили во Вторую мировую 7 декабря 1941 года, вели бои на территории Франции, в Нормандии, Италии, Туниса, Алжира, Марокко, Германии, Нидерландов, Бельгии, Люксембурга, в Тихом океане и Юго-Восточной Азии. Потери США составили 650 000 человек и ещё 671 278 были раненых. На 2018 год в США оставалось в живых 496 777 ветеранов Второй мировой.

У современников не возникало вопросов, почему в газете «Правда» в сентябре 1944 Сергей Михалков славит «Три народа-исполина».

С ними рядом, с ними вместе,очень интересно, как эта фраза позже была заменена на «С нами рядом, с нами вместе»
Как поток, ломая лёд,
Ради вольности и чести
И святой народной мести
За народом встал народ.

«Мы, — сказали югославы, —Михалков упоминает Югославию первой. Югославия была откровенным врагом Гитлера. Хоть она и была захвачена с апреля 1941, но до самой победы продолжалась мощная народно-освободительная партизанская война, которая сковывали большую часть немецких войск, не позволяя вермахту перебросить подкрепления ни на Западный, ни на Восточный фронты. Партизанское движение в Югославии было вторым по численности после СССР. В истории Югославии эта война занимает такое же славное место, как в СССР.
Не уступим нашей славы!
Нам под игом не бывать!» —
И словаки заявили:
«Нашу волю задавили!
Как же нам не воевать!»Словакию Михалков упоминает второй. Да, после поражения Франции 15 июня 1941 года Словакия была вынуждена присоединиться к Гитлеру, однако воевала слабо и неохотно, а на территории Белоруссии словацкие бригады и вовсе сотрудничали с местными партизанами. К августу 1944 словаки стали все наглее выступать против Гитлера, партизанские отряды и мятежи стали обычным делом. Поэтому Михалков очень точно подметил нарастающий бунт подавленной воли.
Откололись от Берлина
Итальянцы и румыны:
«Хватит драться за Берлин!»Итальянцы и румыны у Михалкова идут третьими. Почему?
Италия была активным союзником Гитлера аж с 10 июня 1940 года, объявив войну Великобритании и Франции. Итальянцы успели повоевать со всеми, даже с СССР на Восточном фронте. Однако уже 25 июля 1943 года фашистский лидер Муссолини был арестован, а 3 сентября 1943 года новое правительство заключило перемирие с США и Британией. Иными словами, вклад Италии в дело Гитлера был очень большим, однако и поворот произошёл рано. На момент написания этой части фразу «Хватит драться за Берлин» итальянцы произнесли уже больше года назад, за что и были похвалены Михалковым.

Что касается Румынии, она оказалась в сложном положении весной 1940 года: союзная Франция, главная румынская надежда, терпела поражение. Одновременно военная ситуация складывалась на советско-румынской границе: СССР постоянно требовал отдать Бессарабию, считая её своей. Угроза войны с СССР толкнула Румынию на союз с Гитлером, который обещал защиту от территориальных претензий СССР. Но защиты не вышло: к августу 1940 СССР все-таки присоединил Бессарабию, создав Молдавскую ССР. Параллельно Румынию дербанили то Венгрия, то Болгария. А сама Румыния окончательно попала под влияние Рейха и в итоге атаковала СССР тоже 22 июня 1941, надеясь вернуть Молдавию. Что ей временно удалось. Румыны воевали не очень умело, но заметно мешали антигитлеровским силам. И лишь 23 августа 1944 года в Румынии произошёл переворот и было объявлено о прекращении военных действий против СССР и перемирии с Британией и США. Не все войска Румынии знали об этом, да это было уже не важно — спустя неделю, 31 августа советские войска взяли Бухарест, который по праву считался вражеским (в подобных случаях официально использовался термин «взятие Бухареста», а не «освобождение Бухареста». Однако факт остается фактом: румыны ухитрились «отколоться от Берлина» всё-таки сами. И пусть всего на недельку, но раньше, чем их взяли силой. Что тоже обозначил Михалков.

Неохота и болгарам
Погибать за немца даром:
«Пусть ко дну идёт один!»А вот Болгария умудрилась выступить на стороне Гитлера ещё 13 декабря 1941 года, объявив войну США и Британии, однако при этом волшебным образом не разорвала дипотношений с СССР и не воевала с ним. Советский Союз объявил войну Болгарии только 5 сентября 1944 года. Спустя четыре дня, 9-го сентября 1944 года, не дожидаясь захвата, болгары устроили внутренний переворот, новое правительство отреклось от прежнего курса и объявило войну Гитлеру. Михалков точно так же обозначил, что Болгары бросили Гитлера вроде бы по своей воле, но последними в этом списке, уже когда вопрос стоял как «погибать даром».

Будет жить француз в Париже,
В Праге — чех, в Афинах — грек.Тут Михалков тактично напоминает, что эти страны — Франция, Чехия, Греция — с самого начала не планировали вступать в сговор с Гитлером, они считались пострадавшими. Франция и Греция вообще успели активно повоевать против. Теперь они обрели свободу.
Не обижен, не унижен
Будет гордый человек!

Лягут спать однажды дети -позже: «Спать легли однажды дети»
Окна все затемнены,
А проснутсяпозже в прошлом времени: «проснулись» на рассвете —
В окнах свет и нет войны!

Можно больше не прощаться,
И на фронт не провожать,
Будут с фронта возвращаться,
Мы героев будем ждать.позже стало красивее: «И налётов не бояться, и ночных тревог не ждать.»

Города вздохнут свободно —
Ни налётов, ни тревог!
Поезжай куда угодно
По любой из всех дорог!..

Ты живёшь в такой Отчизне,
Где воюет весь народ,
Не жалея сил и жизни,
День за днём четвёртый год.

Значит, ты с народом вместе
И с народом заодно,
На каком бы ни был месте:
В школе, в шахте — всё равно!

Помогай советской власти
В городах и на селе
Добывать народу счастье
На израненной земле!Позже этот куплет, чуть измененный станет финалом всей поэмы

И о фронте, и о тыле,
И о людях в дни войны
написал я эти были
Для детей моей страны.эти четыре куплета, видимо, были временные: Михалков затем убрал

Финал

Люди празднуют Победу!
Весть летит во все концы:
С фронта едут, едут, едут
Наши братья и отцы!

На груди у всех медали,
А у многих — ордена.
Где они не побывали
И в какие только дали
Не бросала их война!

Не расскажешь в этой были,
Что за жизнь они вели:
Как они в Карпатах стыли,
Где рекой, где морем плыли,
Как в восьми столицах жили,
Сколько стран пешком прошли.

Как на улицах Берлина
В час боёв нашли рейхстаг,
Как над ним два верных сына —
Русский сын и сын грузина —
Водрузили красный флаг.

От Берлина до Амура,
А потом до Порт-Артура,
Что лежит у тёплых вод,
Побывали на Хингане,
Что всегда стоит в тумане,
И на Тихом океане
Свой закончили поход.

Говорит сосед соседу:
— Как домой к себе приеду,
Сразу в школу загляну
И колхозных ребятишек —
Танек, Манек, Федек, Гришек —
Я опять учить начну!

— Ну, а я домой приеду, —
Говорит сосед соседу, —
После фронта отдохну,
Поношу ещё с недельку
Гимнастёрку и шинельку,
Строить в городе начну,
Что разрушено в войну!

— А по мне колхоз скучает, —
Третий с полки отвечает, —
Мой колхоз под Костромой.
Еду я восьмые сутки
Да считаю всё минутки —
Скоро, скоро ли домой!

День и ночь бегут вагоны,
По шоссе идут колонны
Фронтовых грузовиков,
И поют аккордеоны
О делах фронтовиков...

Не опишешь в этой были
(Не поможет даже стих!),
Как горды солдаты были,
Что народ встречает их,
Их — защитников своих!

И смешались на платформах
С шумной радостной толпой:
Сыновья в военных формах,
И мужья в военных формах,
И отцы в военных формах,
Что с войны пришли домой.

Здравствуй, воин-победитель,
Мой товарищ, друг и брат,
Мой защитник, мой спаситель —
Красной Армии солдат!

Всю войну в любом селенье,
В каждом доме и в избе
Люди думали с волненьем,
Вспоминали с восхищеньем
И с любовью о тебе.

И везде тобой гордились,
И нельзя найти семьи,
Дома нет, где б не хранились
Фотографии твои:

В скромных рамках над постелью,
На комоде, на стене,
Где ты снят в своей шинели,
Пешим снят иль на коне,

Снят один ли, с экипажем
В обстановке боевой —
Офицер ты или, скажем,
Пехотинец рядовой.

Наконец-то в час желанный
Нашей сбывшейся мечты —
В час победы долгожданной
В отчий дом вернулся ты!

Но ещё таких не мало
Офицеров и солдат,
Смерть которых миновала,
Но задел в бою снаряд.

Если встретишь ты такого,
Молодого, но седого,
Ветерана боевого
(Знак раненья на груди),
Окажи ему услугу,
Помоги ему, как другу,
Равнодушно не пройди!..

За дела берутся смело
Молодцы-фронтовики,
И в стране любое дело
Им сподручно, им с руки!

Нужно всех советских граждан
Накормить, одеть, обуть,
Чтобы был доволен каждый
От души, не как-нибудь!

Если раньше «самоходки»
Поставлял иной завод,
То сегодня сковородки
Запустил на полный ход.

И бегут платформы с лесом,
Там — с рудой, а там — с углём,
От Донбасса к Днепрогэсу
Ночь за ночью, день за днём.

Да! У нас одна забота
И мечта у всех одна,
Чтобы к солнечным высотам
Поднялась опять страна —
Сильной, славной и могучей
От столицы до села,
Много краше, много лучше,
Чем когда-нибудь была.

Дни сражений миновали,
Мы неплохо воевали —
Как солдаты, выполняли
Нашей Родины приказ.
И сегодня, в мирный час,
Дорогая мать-Отчизна,
Положись опять на нас!

Всем, что Родина имеет,
Сообща народ владеет,
Счет ведет полям, лесам,
Нивам, пастбищам и водам,
Шахтам, копям и заводам
И в пример другим народам
Управляет ими сам!

И у нас стоят у власти
Не помещик, не банкир,
А простой рабочий — мастер
И колхозный бригадир.
Выбираемый народом
Наш советский депутат
Не дворянским знатен родом
И не золотом богат.

Он богат своей свободой
И сознанием того,
Что от имени народа
Он вершит судьбу его!

Он богат своей любовью
К той земле, что в грозный час,
Окропив своею кровью,
Он, как мать родную, спас.

Соберутся две палаты,
Сядут рядом депутаты:
Белорус и армянин,
Украинец, молдаванин,
Осетин, казах, татарин,
И эстонец, и грузин —
Все народы, как один!

Их не мало соберется,
Сыновей и дочерей:
И солдат, и полководцев,
И других богатырей!..

С нашей партией любимой
Мы нигде не разделимы.
За народ стоит она,
С нею Родина сильна.

Кто сегодня неизвестен,
Но бесстрашен, смел и честен,
Тот, кто любит свой народ
И за партией идёт,
Кто хоть что-то делать может,
Тот стране своей поможет
В том краю, где он живёт!

Так поможем нашей власти
В городах и на селе
Добывать народу счастье
На родной своей земле!

1941 — 1953
Оценка: 
Your rating: None Average: 3.6 (89 votes)

Собрал и отрецензировал Леонид Каганов.

admin

Читайте также