Исторические стихи

Ужель прошло — и нет возврата?
В морозный день, в заветный час,
Они на площади Сената
Тогда сошлися в первый раз.

Идут навстречу упованью,
К ступеням Зимнего Крыльца...
Под тонкою мундирной тканью
Трепещут жадные сердца.

Вот старая, мой милый, быль,
А может быть, и небылица;
Сквозь мрак веков и хартий пыль
Как распознать? Дела и лица —
Всё так темно, пестро, что сам,
Сам наш исторьограф почтенный,
Прославленный, пренагражденный,
Едва ль не сбился там и сям.

Время есть и настроенье,
Написать стихотворенье,
Про любовь и про войну,
Сквозь седую старину,
Разглядеть острог Рязанский,
Гнёт постылый - басурманский,
О боярах, о царях,
И об узниках в цепях.
Про леса и про дубравы.

По скифским степям шли на Запад булгары,
Тревожа кочевья враждебных племён.
Снимались шатры, угонялись отары,
Со стойбищ и пастбищ, до лучших времён.

Была пора: наш праздник молодой
Сиял, шумел и розами венчался,
И с песнями бокалов звон мешался,
И тесною сидели мы толпой.
Тогда, душой беспечные невежды,
Мы жили все и легче и смелей,
Мы пили все за здравие надежды
И юности и всех её затей.

Скиф вывел коня на большую дорогу,
Махнув на прощанье домашним рукой…
Во всём государстве пробили тревогу,
Сам царь Македонский к ним вторгся войной…..

Когда, печальная от страха,
Моляся Господу-Отцу,
Россия шапку Мономаха
Давала князю-удальцу,
И, в тишине красноречивой,
Всё, кроме женщин и детей,
Клялось хранить благочестиво
Самодержавие царей; —
Тогда, отчизне подражая,

Весь Рим стотысячной толпой,
Пришёл смотреть на страшный бой,
С трибун высоких поболеть,
И, разыграв на деньги смерть,
В азартном зрелище пари,
На льва поставили они.

Простимся.
До встреч в могиле.
Близится наше время.
Ну, что ж?

Едва лишь полночь под звезда́ми
В глубокой томной тишине,
Махнув снотворными крылами,
Прешла — и в утренней стране
Белеть свет начал сквозь завесы,
Я зрю — два жителя славянски
С смущённым неким видом там
Из хижин тихо выступают.

‎Вождь Амру, десница халифа Омара,
Вихрем набег на блаженную землю Египта;
Новое благо он нёс ей: новую веру
В Бога единого и в Магомета пророка.
Грозно учил победитель упорных гяуров,
Правды света не зрящих в Коране довечном.

К веслу оттоманского флота,
Прикованы люди на цепь,
Гребцы изнывают от пота,
На спину обрушилась плеть.

Гребец, - часть галерных сражений,
Послушный приказу бича,
Он грезит в часы сновидений,
Теплом «золотого луча».

Страницы