Исторические стихи

Ужель прошло — и нет возврата?
В морозный день, в заветный час,
Они на площади Сената
Тогда сошлися в первый раз.

Идут навстречу упованью,
К ступеням Зимнего Крыльца...
Под тонкою мундирной тканью
Трепещут жадные сердца.

Вот старая, мой милый, быль,
А может быть, и небылица;
Сквозь мрак веков и хартий пыль
Как распознать? Дела и лица —
Всё так темно, пестро, что сам,
Сам наш исторьограф почтенный,
Прославленный, пренагражденный,
Едва ль не сбился там и сям.

Время есть и настроенье,
Написать стихотворенье,
Про любовь и про войну,
Сквозь седую старину,
Разглядеть острог Рязанский,
Гнёт постылый - басурманский,
О боярах, о царях,
И об узниках в цепях.
Про леса и про дубравы.

По скифским степям шли на Запад булгары,
Тревожа кочевья враждебных племён.
Снимались шатры, угонялись отары,
Со стойбищ и пастбищ, до лучших времён.

Весь Рим стотысячной толпой,
Пришёл смотреть на страшный бой,
С трибун высоких поболеть,
И, разыграв на деньги смерть,
В азартном зрелище пари,
На льва поставили они.

Простимся.
До встреч в могиле.
Близится наше время.
Ну, что ж?

Едва лишь полночь под звезда́ми
В глубокой томной тишине,
Махнув снотворными крылами,
Прешла — и в утренней стране
Белеть свет начал сквозь завесы,
Я зрю — два жителя славянски
С смущённым неким видом там
Из хижин тихо выступают.

К веслу оттоманского флота,
Прикованы люди на цепь,
Гребцы изнывают от пота,
На спину обрушилась плеть.

Гребец, - часть галерных сражений,
Послушный приказу бича,
Он грезит в часы сновидений,
Теплом «золотого луча».

Тесно во мгле мы сидим,
Люди, над ярусом ярус.
Зыблются ветром живым
Где-то и стяги и парус!

В узкие окна закат
Красного золота бросил.
Выступил сумрачный ряд
Тел, наклоненных у весел.

Под занавесою тумана,
Под небом бурь, среди степей,
Стоит могила Оссиана
В горах Шотландии моей.
Летит к ней дух мой усыпленный
Родимым ветром подышать
И от могилы сей забвенной
Вторично жизнь свою занять!..

Гудит табунами земля за Уралом,
Несмазанной осью повозка скрипит,
Орда всё сметает, похлеще Вандала,
И ночью, и днём эта Гидра не спит.

Великий человек смотрел в окно,
а для неё весь мир кончался краем
его широкой, греческой туники,
обильем складок походившей на
остановившееся море.
Он же
смотрел в окно, и взгляд его сейчас

Страницы