Юрий Галкин

Время есть и настроенье,
Написать стихотворенье,
Про любовь и про войну,
Сквозь седую старину,
Разглядеть острог Рязанский,
Гнёт постылый - басурманский,
О боярах, о царях,
И об узниках в цепях.
Про леса и про дубравы.

По скифским степям шли на Запад булгары,
Тревожа кочевья враждебных племён.
Снимались шатры, угонялись отары,
Со стойбищ и пастбищ, до лучших времён.

Земля хранитель вечной славы,
Могил села Бородино,
Здесь две великие державы,
Прославить в битве суждено.

Игра судьбы по мановенью,
Одной магической руки,
Итог громадного сраженья,
В ничьей, чего ни изреки.

Суровый пейзаж, берег серый, холодный,
Несёт бурной пеной морскую волну,
Посёлок рыбацкий с дружиной свободной,
У капища жрец заклинал на войну.

Резная ладья с выносными щитами,
У берега шумно толпится народ,
Языческий город, - гора с теремами,
Кудесник пророчит судьбу наперёд.

Небесной печатью отмечен Варавва,
Над миром взорвавшись, потухла звезда,
Голгофа налево, а слава направо,
Такая история будет всегда.

Обвал за обвалом, и снова обвал,
В заснеженных Альпах идёт Ганнибал,
Под самой вершиной могучих хребтов,
Сыны Карфагена и гнёзда орлов.

Весь Рим стотысячной толпой,
Пришёл смотреть на страшный бой,
С трибун высоких поболеть,
И, разыграв на деньги смерть,
В азартном зрелище пари,
На льва поставили они.

Разрублен на части запутанный узел,
Поход азиатский ещё впереди,
До края Земли, кто всё бросить не струсил –
Великое войско на марше в пути.

К веслу оттоманского флота,
Прикованы люди на цепь,
Гребцы изнывают от пота,
На спину обрушилась плеть.

Гребец, - часть галерных сражений,
Послушный приказу бича,
Он грезит в часы сновидений,
Теплом «золотого луча».

Страницы