Читателю

Читатель мой, ненадобно бояться,
Что я твой книжный шкаф обременю
Посмертными томами (штук пятнадцать),
Одетыми в тиснёную броню.

Нет. Издана не пышно, не богато,
В простой обложке серо-голубой,
То будет книжка малого формата,
Чтоб можно было брать её с собой.

Чтобы она у сердца трепетала
В кармане делового пиджака,
Чтобы её из сумки извлекала
Домохозяйки тёплая рука.

Чтоб девочка в капроновых оборках
Из-за неё бы не пошла на бал,
Чтобы студент, забывши про пятерки,
Её во время лекции читал...

«Товарищ Инбер,— скажут педагоги,—
Невероятно! Вас не разберёшь.
Вы нарушаете регламент строгий,
Вы путаете нашу молодежь».

Я знаю — это не педагогично,
Но знаю я и то, что сила строк
Порою может заменить (частично)
Весёлый бал и вдумчивый урок.

Теченье дня частенько нарушая
(Когда сама уйду в небытие),—
Не умирай же, книжка небольшая,
Живи подольше, детище мое!
.