Удельный князь 992г.

Лик плоский, грязный и раскосый,
Средневековый Тюрк - пастух,
Тюрбан, халат, комками косы,
И целый рой навозных мух.

На запад русская граница,
Окраин княжеский удел,
Тюрк хочет скарбом поживиться,
Три к одному он будет смел.

Скрываясь в балках от дозора,
Степняк количеством растёт,
Южнее Старого Оскола,
На русский берег нападёт:

В детинце малая дружина,
За нею мощь, и княжья власть,
В садах цветущая малина,
Руси Святой краса и страсть.

Подмостки пилами звенели,
С сухим ударом топора,
И щепы в стороны летели, -
Скотина в стаде до утра.

Вдали шумит ржаная нива,
В селе возводят Божий храм,
Земля раскинулась красиво,
И степь, и лес напополам.

Вдруг ветры с дымом налетели,
С церквей ударили в набат.
В детинце гридни загудели,
И в строй встают «за рядом в ряд».

«Посадский с смердом в ополченье,
Принять раскосых в топоры,
Ватажно, конно, и раздельно,
На княжий двор оружно шли».

Пехота держится за стремя,
И за ворота на рысях,
Князь с воеводой ополчение,
В засады ставит на путях.

Селенье с тына окружают,
И в свал ударили впотьмах,
Орду по центру рассекают –
В бою коротком на ножах.

Трещали шкуры и подпруги,
В грязи катался наш и враг,
Рвались железные кольчуги,
Звон удалялся «на задах».

Стекались тюрки прямо к лесу,
Меся по изморози грязь,
Намётом прямо к тому месту,
Где ждёт засада затаясь.

Кого дубьём, кого ослопом,
Пехота выбила с седла,
Народ за землю бьётся скопом,
«И дождик хлынул как с ведра».

Не дрогнув, Русичи стояли, -
Враги Перуна устыдясь,
Покорно ниц к ногам упали, -
На них конём наехал князь...

И тут же в поле суд вершится,
С степного хана рвут кафтан,
К ногам арканы, - дань традиций,
И рвут конями пополам.