1. Одиноко-незрячее солнце смотрело на страны,
    Где безумье и ужас от века застыли на всем,
    Где гора в отдаленьи казалась взъерошенным псом,
    Где клокочущей черною медью дышали вулканы.

      Были сумерки мира.

    0
  2. Нас было пять… мы были капитаны,
    Водители безумных кораблей,
    И мы переплывали океаны,
    Позор для Бога, ужас для людей.

    Далекие загадочные страны
    Нас не пленяли чарою своей,
    Нам нравились зияющие раны,
    И зарева, и жалкий треск снастей.

    4
  3. Одиссей
    Брат мой, я вижу глаза твои тусклые,
    Вместо доспехов меха леопарда
    С негой обвили могучие мускулы,
    Чувствую запах не крови, а нарда.

    0
  4. Над высокою горою
    Поднимались башни замка,
    Окруженного рекою,
    Как причудливою рамкой.

    Жили в нем согласной парой
    Принц, на днях ещё из детской,
    С ним всезнающий, и старый,
    И напыщенный дворецкий.

    0
  5. Мореплаватель Павзаний
    С берегов далёких Нила
    В Рим привёз и шкуры ланей,
    И египетские ткани,
    И большого крокодила.

    Это было в дни безумных
    Извращений Каракаллы.
    Бог весёлых и бездумных
    Изукрасил цепью шумных
    Толп причудливые скалы.

    0
  6. Император с профилем орлиным,
    С черною, курчавой бородой,
    О, каким бы стал ты властелином,
    Если б не был ты самим собой!

    Любопытно-вдумчивая нежность,
    Словно тень, на царственных устах,
    Но какая дикая мятежность
    Затаилась в сдвинутых бровях!

    0
  7. Консул добр: на арене кровавой
    Третий день не кончаются игры,
    И совсем обезумели тигры,
    Дышут древнею злобой удавы.

    А слоны, а медведи! Такими
    Опьянелыми кровью бойцами,
    Туром, бьющим повсюду рогами,
    Любовались едва ли и в Риме.

    0
  8. Манлий сброшен. Слава Рима,
    Власть все та же, что была,
    И навеки нерушима,
    Как Тарпейская скала.

    Рим, как море, волновался,
    Разрезали вопли тьму,
    Но спокойно улыбался
    Низвергаемый к нему.

    0
  9. Ромул и Рем взошли на гору,
    Холм перед ними был дик и нем.
    Ромул сказал: «Здесь будет город».
    «Город, как солнце» — ответил Рем.

    Ромул сказал: «Волей созвездий
    Мы обрели наш древний почёт».
    Рем отвечал: «Что было прежде,
    Надо забыть, глянем вперёд».

    0
  10. От кормы, изукрашенной красным,
    Дорогие плывут ароматы
    В трюм, где скрылись в волненьи опасном
    С угрожающим видом пираты.

    С затаенной злобой боязни
    Говорят, то храбрясь, то бледнея,
    И вполголоса требуют казни,
    Головы молодого Помпея.

    0
  11. На таинственном озере Чад
    Посреди вековых баобабов
    Вырезные фелуки стремят
    На заре величавых арабов.
    По лесистым его берегам
    И в горах, у зелёных подножий,
    Поклоняются страшным богам
    Девы-жрицы с эбеновой кожей.

    0
  12. Следом за Синдбадом-Мореходом
    В чуждых странах я сбирал червонцы
    И блуждал по незнакомым водам,
    Где, дробясь, пылали блики солнца.

    Сколько раз я думал о Синдбаде
    И в душе лелеял мысли те же…
    Было сладко грезить о Багдаде,
    Проходя у чуждых побережий.

    0
  13. Приближается к Каиру судно
    С длинными знаменами Пророка.
    По матросам угадать нетрудно,
    Что они с востока.

    Капитан кричит и суетится,
    Слышен голос гортанный и резкий,
    Меж снастей видны смуглые лица,
    И мелькают красные фески.

    0
  14. Сады моей души всегда узорны,
    В них ветры так свежи и тиховейны,
    В них золотой песок и мрамор чёрный,
    Глубокие, прозрачные бассейны.

    0
  15. Жрец решил. Народ, согласный
    С ним, зарезал мать мою:
    Лев пустынный, бог прекрасный,
    Ждёт меня в степном раю.

    Мне не страшно, я ли скроюсь
    От грозящего врага?
    Я надела алый пояс,
    Янтари и жемчуга.

    0
  16. Под землёй есть тайная пещера,
    Там стоят высокие гробницы,
    Огненные грёзы Люцифера, —
    Там блуждают стройные блудницы.

    0
  17. Я долго шёл по коридорам,
    Кругом, как враг, таилась тишь.
    На пришлеца враждебным взором
    Смотрели статуи из ниш.

    В угрюмом сне застыли вещи,
    Был странен серый полумрак,
    И точно маятник зловещий,
    Звучал мой одинокий шаг.

    0
  18. Странный сон увидел я сегодня:
    Снилось мне, что я сверкал на небе,
    Но что жизнь, чудовищная сводня,
    Выкинула мне недобрый жребий.

    0
  19. — Что ты видишь во взоре моём,
    В этом бледно-мерцающем взоре? —
    Я в нем вижу глубокое море
    С потонувшим большим кораблём.

    Тот корабль… величавей, смелее
    Не видали над бездной морской.
    Колыхались высокие реи,
    Трепетала вода за кормой.

    0
  20. Юный маг в пурпуровом хитоне
    Говорил нездешние слова,
    Перед ней, царицей беззаконий,
    Расточал рубины волшебства.

    Аромат сжигаемых растений
    Открывал пространства без границ,
    Где носились сумрачные тени,
    То на рыб похожи, то на птиц.

    0
  21. Любовь их душ родилась возле моря,
    В священных рощах девственных наяд,
    Чьи песни вечно-радостно звучат,
    С напевом струн, с игрою ветра споря.

    0
  22. Там, где похоронен старый маг,
    Где зияет в мраморе пещера,
    Мы услышим робкий, тайный шаг,
    Мы с тобой увидим Люцифера.

    Подожди, погаснет скучный день,
    В мире будет тихо, как во храме,
    Люцифер прокрадется, как тень,
    С тихими вечерними тенями.

    0
  23. Улыбнулась и вздохнула,
    Догадавшись о покое,
    И последний раз взглянула
    На ковры и на обои.

    Красный шарик уронила
    На вино в узорный кубок
    И капризно помочила
    В нем кораллы нежных губок

    0
  24. В полутемном строгом зале
    Пели скрипки, Вы плясали.
    Группы бабочек и лилий
    На шелку зеленоватом,
    Как живые, говорили
    С электрическим закатом,
    И ложилась тень акаций
    На полотна декораций.

    0
  25. Мне снилось: мы умерли оба,
    Лежим с успокоенным взглядом,
    Два белые, белые гроба
    Поставлены рядом.

    Когда мы сказали — довольно?
    Давно ли, и что это значит?
    Но странно, что сердцу не больно,
    Что сердце не плачет.

    0
  26. За покинутым, бедным жилищем,
    Где чернеют остатки забора,
    Старый ворон с оборванным нищим
    О восторгах вели разговоры.

    Старый ворон в тревоге всегдашней
    Говорил, трепеща от волненья,
    Что ему на развалинах башни
    Небывалые снились виденья.

    0
  27. Над пучиной в полуденный час
    Пляшут искры, и солнце лучится,
    И рыдает молчанием глаз
    Далеко залетевшая птица.

    Заманила зелёная сеть
    И окутала взоры туманом,
    Ей осталось лететь и лететь
    До конца над немым океаном.

    0
  28. Царица — иль, может быть, только печальный ребёнок, —
    Она наклонялась над сонно-вздыхающим морем,
    И стан её стройный и гибкий казался так тонок,
    Он тайно стремился навстречу серебряным зорям.

    0
  29. Мой старый друг, мой верный Дьявол,
    Пропел мне песенку одну:
    — Всю ночь моряк в пучине плавал,
    А на заре пошёл ко дну.

    Кругом вставали волны-стены,
    Спадали, вспенивались вновь,
    Пред ним неслась, белее пены,
    Его великая любовь.

    0
  30. Созидающий башню сорвется,
    Будет страшен стремительный лет,
    И на дне мирового колодца
    Он безумье своё проклянет.

    Разрушающий будет раздавлен,
    Опрокинут обломками плит,
    И, Всевидящим Богом оставлен,
    Он о муке своей возопит.

    0
  31. Солнце катится, кудри мои золотя,
    Я срываю цветы, с ветерком говорю.
    Почему же не счастлив я, словно дитя,
    Почему не спокоен, подобно царю?

    0
  32. В глухих коридорах и в залах пустынных
    Сегодня собрались весёлые маски,
    Сегодня в увитых цветами гостиных
    Прошли ураганом безумные пляски.

    0
  33. Зачем они ко мне собрались, думы,
    Как воры ночью в тихий мрак предместий?
    Как коршуны, зловещи и угрюмы,
    Зачем жестокой требовали мести?

    0
  34. Ярче золота вспыхнули дни,
    И бежала Медведица-ночь.
    Догони её, князь, догони,
    Зааркань и к седлу приторочь!

    Зааркань и к седлу приторочь,
    А потом в голубом терему
    Укажи на Медведицу-ночь
    Богатырскому Псу своему.

    0
  35. Нежной, бледной, в пепельной одежде
    Ты явилась с ласкою очей.
    Не такой тебя встречал я прежде
    В трубном вое, в лязганьи мечей.

    Ты казалась золотисто-пьяной,
    Обнажив сверкающую грудь.
    Ты среди кровавого тумана
    К небесам прорезывала путь.

    0
  36. Змей взглянул, и огненные звенья
    Потянулись, медленно бледнея,
    Но горели яркие каменья
    На груди властительного Змея.

    Как он дивно светел, дивно страшен!
    Но Павлин и строг и непонятен,
    Золотистый хвост его украшен
    Тысячею многоцветных пятен.

    2
  37. По небу бродили свинцовые, тяжкие тучи,
    Меж них багровела луна, как смертельная рана.
    Зелёного Эрина воин, Кухулин могучий
    Упал под мечем короля океана, Сварана.

    0
  38. Пять коней подарил мне мой друг Люцифер
    И одно золотое с рубином кольцо,
    Чтобы мог я спускаться в глубины пещер
    И увидел небес молодое лицо.

    0