Владимир Вишневский

...Вернувшись от дверей, присела,
сказала, клипсу теребя:
«И что-то я ещё хотела...
Ах да, тебя!..»

...Хотел уже к груди прижать,
Но вмиг собою овладел:
К чему друг друга устрашать
Несовершенством наших тел?..

...Что хочешь ты — желанье изъяви, —
ей говорю, — скажи, что надо сделать!..
Я, говорит, хочу большой любви!..
Ну есть, в натуре, наглости пределы?!..

...Что, не хочешь и невестой?..
Понимаю, эка радость...
Слава богу, наконец-то —
Хоть кому-то я не нравлюсь!..

Женщина, мужайся, ничего,
Это жизнь, бывало ведь и хуже...
Мне вот, скажем, было каково —
Одному любить тебя, без мужа?..

Зачем же хищно так зевать?
Так откровенно, так публично...
Прошу Вас тут не вызывать
Ассоциаций неприличных.

Есть даже у любви свои законы.
Пасьянс судеб — о, неисповедим.
Ещё вчера мы были не знакомы,
Ещё вчера мы были не знакомы,
А ныне знать друг друга не хотим.

Звучит воинственно: "носки".
А предназначены для носки.
(А главное, чтоб по-мужски
вести себя, а не по-скотски.)

Зрелища есть и событья,
Видимость чья такова,
Что лучше один раз увидеть!..
Чем два.

Я не был знаменит.
Но был не столь усат.
Отбросив ложный стыд,
Пошёл я в детский сад.
Я образ жизни вёл.
И, гениально мал,
Ходил пешком под стол,
В который не писал.
Стоял сплошной июнь.
Сплошной ноябрь настал.

Страницы