Русь Прощальная

Ни заря, ни закат, ни север, ни юг…
На холмах вдоль реки здесь последний приют.
Три кольца – то ли рвутся, не в силах держать,
то ли скоро сомкнутся, не давая дышать.

В центре красный кирпич,
справа кнут или розги,
слева пряник – не съешь
ни рано, ни поздно.
Небо кровью горит, пять конечностей стрел,
те лучи, как закон, но творят беспредел.

Нам ни много, ни мало,
Все привыкли – сойдёт.
Заколдованный круг
рвём костлявым плечом…
А на улице снег, а под снегом земля,
Кто пророчит царей, кто зовёт короля.

А мешки все пусты -
ни зерна, ни травы.
Кто пытался понять,
не сносил головы.
Был расстрелян в упор, головой об забор…
Что посеешь – не жнёшь, потерял – не найдёшь.

По домам все сидят,
друг на друга глядят.
И молчат, чтоб не лгать,
и не спят, чтоб сбежать.
За границу, где волки, что ж вы, овцы, к волкам,
иль вам будто не милы здесь смурные леса,
а на взрытом песке след пятою назад.

Был мне муж, стал мне друг,
был мне друг, стал мне враг…
Только дети все в клети,
только жёны, как клячи -
жёны ищут причину,
дети попросту клянчат.
Здешний тёртый калач им приносит палач,
Ну, а вдовам подковы – попляши и поплачь.

Все указы вслепую,
все приказы вразнос…
Пострелял – вхолостую,
подстрелил – на допрос.
Только кто разберёт,
чья здесь правда не врёт.
Всем, чем хочешь, торгуй,
И, как сможешь, воруй.

А народ на Руси,
как трава, хоть коси,
только дай прорасти –
все поймет и простит.
Кто герой – на убой, а солдат - не богат,
Где убит – там забыт, коль не помер, так рад.

«Ой ты, Русь моя родная», то кривая, то хромая,
да не в шутку, а всерьёз
– сколько ты испила слёз…
И у вечного огня
вновь и вновь ищу тебя,
у церквей и у погостов,
где всё честно, чисто, просто.

На Руси все дороги,
что крест понести.
Только знает убогий,
что небо простит.
октябрь, 1993 г.