Стихи из книги "Русалия"

Мир!
Кто мыслью, разумом и сердцем восприял Русалию-княгиню,
тот, вестимо, уж примкнул к бессмертным!
Текст книги "Русалия", 1 и 2 части -
http://lit.lib.ru/a/amutnyh_w_w/text_0010.shtml

Песня девушки
Как в моем да в яблоновом во саду
Птица Сирин распевала поутру,
Все про беды, все про горе да болю,
Все про долю горемычную мою…
Ох, да горе-горе, Матушка Макошь,
Все про долю горемычную мою.
Как во полдень в яблоновом во саду
Алконост да разметал мою беду,
Пел про радость, про богатую родню,
Все про долю благодатную мою!
Ой, да радость-радость, Матушка Макошь,
Все про долю благодатную мою!

Песнь волхва
Ах, да…
Успокоив сном надежным тело,
Он не спит, на спящего взирая,
Он взлетает в неземном сияньи,
Вековечно одинокий лебедь.
Вековечно одинокий лебедь.
Ах, да он с гнезда хранимого взлетает:
Твое сердце – вот гнездо Благого;
Вольный светлый одинокий лебедь
Он летит туда, куда захочет.
Ах, да тело спит, а лебедь вверх стремится,
Или вниз бесстрашно упадает;
Он творец затейливых видений,
Он даритель невозможных знаний.
Он даритель невозможных знаний.
Ах, да в небо бьются волны, спорят Боги,
Дышит лес, рождаются светила,
То прекрасных дев кружатся лики,
То - оскалы кровожадных навий.
Ах, да сам ты видел те края чудные,
Где миры сплетает ясный лебедь,
Где он в них забавам предается.
Только лебедя того никто не видел.
Только лебедя того никто не видел…

* * *
Многоликий, многообразный отец наш,
Ты – основа совершенного порядка,
Ты – единый свет, тепло несущий;
Опоясанный бессчетными лучами,
Переправь, блаженный, на тот берег,
Где цветы невежества не всходят.

* * *
Надо мной один лишь есть Владыка,
В трех мирах владыки нет другого,
Тот Владыка мне велел родиться,
Кто еще такой владеет властью?
Он велит – и я стремлюсь в дорогу,
Он велит – и я не сдвинусь с места;
Что решит Он, то со мной и будет,
Не бывать властителю второму!

* * *
- И спросил Любодар у наставника:
Он каков, вещий конь светодательный?
- У него голова – заря ранняя,
Глаз его – это солнце яркое,
Дыхнет он – буйный вихрь подымется,
Вот каков вещий конь светодательный.
У него спина – небо чистое,
Его косточки – звезды ясные,
Жилы – реки неистощимые,
Вот каков вещий конь светодательный.
Время – тело коня извечного,
Дни и ночи – копыта гулкие,
Как оскалит пасть тот великий конь, -
Засверкает над миром молния...

* * *

Истинно,
Всегдасущно кружит Колесо и всевечно;
Так, как в горнем Становище1 звезды несчетны, -
Несть числа в его ход помещенным вращеньям.
И да будет так вечно!

Истинно,
Для людей есть подобень великого Круга -
Это Тара-звезда, вот три сотни лучей
И еще шесть десятков она раскрывает над миром.
И да будет так вечно!

Истинно,
Ткальи мати Макоши на стане кружильном
Ткут с начала времен и существ, и миры,
Неизменно узор выводя черно-белою сканною нитью2.
И да будет так вечно!

Истинно,
Над Макошью Перун в черно-синей броне,
Он – владеющий громом, он – мира хранитель,
Да восславим его, нас дарящего славой!
И да будет так вечно!

* * *
Где стоит Русалия-княгиня, богатырская творительница жизни?
Мир!
Стоит Русалия-княгиня посредине окиана-моря, посреди ей созданного мира,
на крутой хребтине небосвода.
Велика ль Русалия-княгиня, что в ней есть, чего в ней не бывает?
Мир!
Что есть, она соединяет, и разъединяет в час урочный,
в ней одной утверждены все Боги.
Все, что было, и что только будет – все она, Русалия-княгиня?
Мир!
Что было, и что только будет, небеса, земля, любые твари,
эта сила возжигает солнце.
Сколько жить Русалии-княгине, есть ли сила этой силы паче?
Мир!
Ведь нету у нее начала, нет предела, неуничтожима,
бесконечна и непостижима вечная Русалия-княгиня.
Непроявлена Русалия-княгиня, как увидеть то, что бестелесно?
Мир!
Откроет то, что запредельно жертва¸ долг, деянья благочестья,
ясный разум и священный подвиг.
Что же ждет подвижника такого, кто постиг Русалию-княгиню?
Мир!
Кто мыслью, разумом и сердцем восприял Русалию-княгиню,
тот, вестимо, уж примкнул к бессмертным!

* * *

Видишь, все нестойко в мире временном…
Время веющее, время вдаль летящее
Всем приносит гибель неминучую:
Нет пощады князю достославному,
Нет пощады рабичу презренному.
Смертный вихрь унес твоих родителей,
Смертный ветр содружебников выхватил,
Близок час – сметет тебя стремительно
Время неудержное, летящее
Время, каждый миг пересчитавшее.
Что ты медлишь, иль на что надеешься?
Иль пощадой льстишься ты несбыточной?
Нет, здесь все денечки пересчитаны,
С каждым жизнь твоя ведь ущербляется,
С каждым днем все ближе разрушение.
Не успеет все доесть доедчивый,
Не собрать всех яхонтов жадателю,
Не насытится прокудник блудодействием; -
Плоть подобна пене неустойчивой,
Плоть мороковата, обморочлива.
Но привязан люд к посюстороннему,
К наслаждениям своим, убогим выгодам,
Если встретил по пути такого сластника –
Обойди как бы бревно трухлявое,
Обойди, покинь, не долго думая
Пусть плывет бездумный по течению,
Женами, потомством утешается,
К узам плоти, крови устремляется,
Ты ж не плоть, а плот готовь устойчивый,
Ты же прочный плот построй из стойкости.
Правда, честность, самообуздание –
Вот твои надежные попутчики;
Береги Закон досельный, давностный,
В правде пребывай, а кривду выстави,
В правде пребывай, о ней печалуйся
Гнев и смерть, и чувства ненасытные –
Вот поток – а надо переправиться;
Стойкость – плот, ветрило – долг назначенный,
Выплывай из чистого, нечистого,
Выплывай, не думай о покинутом.
Вскорости дорогой одинокою
Время уведет тебя, как водится,
Ни родня, ни дети, ни товарищи
Разделить не смогут путь уреченный,
Разделить не смогут одиночества.
Не несут туда с собой сокровища,
Праведно-неправедно нажитые,
Только благо долга совершенного
Там имеет ценность необлыжную,
Там, куда душа стремится чистая.
В этом мире кто ты? Чей ты, вспомнишь ли?
Повторяй: я – птица одинокая,
Никаких пожитков мне не надобно,
Не принадлежу я здесь кому-либо,
Не принадлежит и мне здесь кто-либо
Что за долг положен Родом княжеству?
Истреблять врага Закона вечного;
По ступеням долга в свет поднимешься,
Род - свидетель княжеского подвига,
Род - свидетель княжеского подвига.