Крестьянка (Кому на Руси жить хорошо - часть третья)

  1. «Не всё между мужчинами
    Отыскивать счастливого,
    Пощупаем-ка баб!» —
    Решили наши странники
    И стали баб опрашивать.
    В селе Наготине
    Сказали, как отрезали:
    «У нас такой не водится,
    А есть в селе Клину:
    Корова холмогорская,

  2. — Мне счастье в девках выпало:
    У нас была хорошая,
    Непьющая семья.
    За батюшкой, за матушкой,
    Как у Христа за пазухой,
    Жила я, молодцы.
    Отец, поднявшись до́ свету,
    Будил дочурку ласкою,
    А брат весёлой песенкой;
    Покамест одевается,

  3. У суда стоять —
    Ломит ноженьки,
    Под венцом стоять —
    Голова болит,
    Голова болит,
    Вспоминается
    Песня старая,
    Песня грозная.
    На широкий двор
    Гости въехали,
    Молоду жену
    Муж домой привёз,
    А роденька-то
    Как набросится!

  4. С большущей сивой гривою,
    Чай, двадцать лет не стриженной,
    С большущей бородой,
    Дед на медведя смахивал,
    Особенно как из лесу,
    Согнувшись, выходил.
    Дугой спина у дедушки.
    Сначала всё боялась я,
    Как в низенькую горенку

  5. — Зажгло грозою дерево,
    А было соловьиное
    На дереве гнездо.
    Горит и стонет дерево,
    Горят и стонут птенчики:
    «Ой, матушка! где ты?
    А ты бы нас похолила,
    Пока не оперились мы:
    Как крылья отрастим,
    В долины, в рощи тихие

  6. Уж двадцать лет, как Дёмушка
    Дерновым одеялечком
    Прикрыт, — всё жаль сердечного!
    Молюсь о нём, в рот яблока
    До Спаса не беру.
    Не скоро я оправилась.
    Ни с кем не говорила я,
    А старика Савелия
    Я видеть не могла.
    Работать не работала.

  7. В тот год необычайная
    Звезда играла на небе;
    Одни судили так:
    Господь по небу шествует,
    И ангелы его
    Метут метлою огненной
    Перед стопами божьими
    В небесном поле путь;
    Другие то же думали,
    Да только на антихриста,
    И чуяли беду.

  8. Почти бегом бежала я
    Через деревню, — чудилось,
    Что с песней парни гонятся
    И девицы за мной.
    За Клином огляделась я:
    Равнина белоснежная,
    Да небо с ясным месяцем,
    Да я, да тень моя...
    Не жутко и не боязно
    Вдруг стало, — словно радостью

  9. Замолкла Тимофеевна.
    Конечно, наши странники
    Не пропустили случая
    За здравье губернаторши
    По чарке осушить.
    И, видя, что хозяюшка
    Ко стогу приклонилася,
    К ней подошли гуськом:
    «Что ж дальше?»