Берлин

Дома здесь двадцать лет назад
В огне и грохоте кипели,
И шли бойцы сквозь этот ад
Неотразимо — к высшей цели.

И вдруг над яростью атак,
Последним, исступленным бредом -
Не красный над рейхстагом флаг,
А солнце красное Победы!

В колхозе, в кино, на экране
Кварталы Берлина горят,
Смертельною пулею ранен,
Споткнулся на крыше солдат.

Мальчишки скорбят и тоскуют
У самой стены на полу,
И им бы вот так же, рискуя,
Бросаться в огонь и во мглу;

Настанет день, скажи — неумолимо,
Когда, закончив ратные труды,
По улицам сражённого Берлина
Пройдут бойцов суровые ряды.
От злобы побеждённых или лести
Своим значением ограждены,
Они ни шуткой, ни любимой песней
Не разрядят нависшей тишины.

Зреет горький плод на калине,
Глохнет в роще свист соловья,
На далёкой немецкой чужбине,
На чужбине, в постылом Берлине,
Сохнет юность моя.