Cтихи Серебряного века

Царь сказал своему полководцу: «Могучий,
Ты высок, точно слон дагомейских лесов,
Но ты всё-таки ниже торжественной кучи
Отсеченных тобой человечьих голов.

5

Готентотская космогония

Человеку грешно гордиться,
Человека ничтожна сила:
Над землёю когда-то птица
Человека сильней царила.

По утрам выходила рано
К берегам крутым океана
И глотала целые скалы,
Острова целиком глотала.

0

I

Могучий царь суров и гневен,
Его лицо мрачно, как ночь,
Толпа испуганных царевен
Бежит в немом смятеньи прочь.

Вокруг него сверкает злато,
Алмазы, пурпур и багрец,
И краски алого заката
Румянят мраморный дворец.

0

Пастух весёлый
Поутру рано
Выгнал коров в тенистые долы
Броселианы.

Паслись коровы,
И песню своих веселий
На тростниковой
Играл он свирели.

0

Нравятся девушкам рупии
С изображением птицы.
Они покидают родителей,
Чтобы идти за французами.

0

Что это так красен рот у жабы,
Не жевала ль эта жаба бетель?
Пусть скорей приходит та, что хочет
Моего отца женой стать милой!
Мой отец её приветно встретит,
Рисом угостит и не ударит,
Только мать моя глаза ей вырвет,
Вырвет внутренности из брюха.

0

Тот дом, где я играл ребёнком,
Пожрал беспощадный огонь.

Я сел на корабль золочёный,
Чтоб горе моё позабыть.

На дивно-украшенной флейте
Играл я высокой луне.

Но облаком лёгким прикрылась
Луна, опечалена мной.

0

Моя мечта надменна и проста:
Схватить весло, поставить ногу в стремя
И обмануть медлительное время,
Всегда лобзая новые уста.

0

Одноактная пьеса в стихах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Дон Жуан.
Лепорелло.
Американец.
Американка (его дочь).
Место действия — внутренность древнего храма на берегу Нила.
Время действия — наши дни.
Дон Жуан

0

Я видел пред собой дорогу
В тени раскидистых дубов,
Такую милую дорогу
Вдоль изгороди из цветов.

Смотрел я в тягостной тревоге,
Как плыл по ней вечерний дым.
И каждый камень на дороге
Казался близким и родным.

0

Зачем они ко мне собрались, думы,
Как воры ночью в тихий мрак предместий?
Как коршуны, зловещи и угрюмы,
Зачем жестокой требовали мести?

0

I

Над городом плывёт ночная тишь
И каждый шорох делается глуше,
А ты, душа, ты всё-таки молчишь,
Помилуй, Боже, мраморные души.

0

Страницы