Остывший пепел

В печальном парке, где дрожит зола,
Она стоит, по-прежнему бела.
Её богиней мира называли,
Она стоит на прежнем пьедестале.
Её обидели давным-давно.
Она из мрамора, ей всё равно.
Её не тронет этот день распятый,
А я стою, как он стоял когда-то.