Стихи Аксельрод о себе

В пожизненной одиночке –
Счастливей всех заключённых –
Нижу судьбу на цепочки
Стихов моих обречённых.

Другой удачи не надо,
Другой не знаю свободы,
Лишь строчка приходит наградой
Под эти давящие своды.

Вечерних улиц неуверенных,
Себя не помнящих, потерянных,
Я стала избегать не вдруг.
Мой дом беднел родными лицами,
И над фонарными грибницами
Бледнел подслеповатый круг.
Бегом по лестнице – и в логово.
Как выстрел, дверца лифта хлопала,

Конец не за горами,
додрёмываю жизнь.
Твержу себе: «Держись
последними дарами».
Поэт сказал: «Не спи»,
в бессоннице покорной
я по квартире чёрной
брожу, как на цепи.
Трёхмесячная жизнь
сопит в кроватке внука,
не спит чешуйка лука,

Ненадёванные платья,
Неговоренные речи,
Нераскрытые объятья,
Несвершившиеся встречи.

Я застряла в лифте тёмном,
Не поднявшись, не спустившись -
В лифте тёмном, неподъёмном,
Не простясь, не расплатившись.

Прокрустово ложе России -
Ноги целы, сыскать бы голову.
Живу безголовая. Ноги босые
Песком раскалённым исколоты.

Мысли остались на улице Бронной
Вместе с моей головой обронённой.
Плачу, сгорая, по белым лесам.
Плачу, сняв голову, по волосам.

Там на столе горой тетрадки.
В окне последние лучи.
На тёмной лестничной площадке
ищу забытые ключи.

От глаз чужих в квартире скроюсь,
друг забредёт на огонёк.
Но зря в бездонной сумке роюсь –
кефир, очёчник, кошелёк.

Я не хочу, чтоб меня забывали
Те, кто меня в нетерпении звали,
Те, кому я становлюсь безразличной...
Но, умирая, рождаясь вторично,
Сквозь серпантинную спесь километров,
Сквозь парусинную занавесь ветров,
Переминаясь у края откоса –