Всеволод Гаврилович Князев

Вернулся из церкви… Три письма на столе лежат.
Ах, одно от неё, от неё, от моей чудесной!..
Целую его, целую… Всё равно — рай в нём или ад!..
Ад? но разве может быть ад из рук её — небесной..

Вы — милая, нежная Коломбина,
Вся розовая в голубом.
Портрет возле стараго клавесина
Белой девушки с жёлтым цветком!

Нежно поцеловали, закрыв дверцу
(А на шляпе жёлтое перо)...
И разве не больно, не больно сердцу
Знать, что я только Пьеро, Пьеро?..

Вхожу в заглохший парк... Всё спит спокойным сном..
Спит тихий пруд, спят зелень и цветы...
Всё, всё забыло здесь о суетном земном,
Всё полно мирных грёз заснувшей красоты.

Песни влюблённые, песни печальные,
Песни лазурной мечты,
Песни вечерние, песни прощальные,
Тихие песни-цветы

Я отдаю тебе, радость живящая,
Свет моего бытия,
Я отдаю тебе, вечно манящая,
Светлая греза моя!..

Пускай разбиты все надежды и желанья,
Пускай любовь моя отвергнута тобой,
И нет в душе ни счастья, ни страданья, —
Я примирён с житейской пустотой.

Над головкой твоею держал я венец,
Всей душою молясь за тебя,
Над головкой твоею держал я венец,
Тебя нежно, мой ангел, любя...