Пруд

В воде декламирует жаба,
Спят груши вдоль лона пруда.
Над шапкой зелёного граба
Топорщатся прутья гнезда.

Там аисты, милые птицы,
Семейство серьёзных жильцов...
Торчат материнские спицы
И хохлятся спинки птенцов.

Бездомная Лягушка пела - квакала,
Печально пела и при этом плакала.
Наплакала Лягушка целый пруд.
С тех самых пор лягушки в нём живут.

Белая нимфа — под вербой печальной
Смотрит в заросший кувшинками пруд.
Слышишь? Повеяло музыкой дальной…
Это фиалки цветут.

Подобно скатившейся с неба звезде,
Прекрасная дама купалась в пруде.
Заметив у берега смятый корсаж,
Явился к пруду любознательный паж.
Увидев пажа от себя в двух шагах,
Прелестная дама воскликнула: «Ах!»
Но паж ничего не ответствовал ей

Весь в перьях сад, весь в белых перьях сад.
Бери перо любое наугад.

Большие дети неба и земли,
Здесь ночевали, спали журавли.

Остался пух. Остались перья те,
Что на земле видны и в темноте,

Грустные ивы склонились к пруду,
Месяц плывёт над водой.
Там, у границы, стоял на посту
Ночью боец молодой.

В грозную ночь он не спал, не дремал,
Землю родную стерёг.
В чаще лесной он шаги услыхал
И с автоматом залёг.

Жизнь в пруду скучна у Жабы.
Запустить туда Ужа бы...

Вхожу в заглохший парк... Всё спит спокойным сном..
Спит тихий пруд, спят зелень и цветы...
Всё, всё забыло здесь о суетном земном,
Всё полно мирных грёз заснувшей красоты.

Как бронзовой золой жаровень,
Жуками сыплет сонный сад.
Со мной, с моей свечою вровень
Миры расцветшие висят.

И, как в неслыханную веру,
Я в эту ночь перехожу,
Где тополь обветшало-серый
Завесил лунную межу.

Кругом легли ночные тени,
Глубокой мглой окутан сад;
Кусты душистые сирени
В весенней неге мирно спят.
Склонясь зелёными ветвями,
Осока дремлет над прудом,
И небо яркими звёздами
Горит в сиянье голубом.

Очень странно,
Что за пруд?
Ни плотины, ни запруд,
Берег
Белый,
Будто мел,
Где ни ступишь –
Всюду мель,
Да к тому же
Иногда
В нём
Горячая
Вода.
(И не странно!
И не странно!
Потому что это
Ванна.)

Бледный месяц - на ущербе,
Воздух звонок, мёртв и чист,
И на голой, зябкой вербе
Шелестит увядший лист.

Замерзает, тяжелеет
В бездне тихого пруда,
И чернеет, и густеет
Неподвижная вода.

Страницы