Маргинальная поэзия

На каждого из нас легион ментов
На каждого из нас миллион люберов
На каждого из нас эшелоны солдат
И полчища майоров комитета ГБ

Крысы, раскладушки, дома
Гадость, паралич, эпатаж
Танки, паразиты, чума
Срача, передача, понос, фиксаж

Великолепная затея
Топить континенты
Поджигать океаны
Швырять себя с балкона в закопчённое наднебесье

Всему своё бремя
Всему своё вымя
На всех не нагадишь
Ничего не попишешь
Кровавыми кулачищами по кровле грох-грох
Позднее позорище
Проглоченная наживка
Вздымается подорожник
Гнётся тростник
Влетает рассвет в копеечку

Вышло время погулять на часок
Да так и не вернулось
Шальное моё беспризорное времечко
Вышло восвояси
Всё, какое было в наличии
Где его теперь гундосит
Где его теперь гниёт
В каком бездорожьё его шароёбится

Каждый может в меня насрать
Каждый может в меня нассать
Я набит говном по горло
Я — общественный унитаз

Мне велели — я ответил: «Есть!»

Под талым снегом шевелятся губы
Благих намерений и бурных планов
Потоком рвоты укрась свой ящик
Потоком рвоты укрась свой погреб

Изъять себя из времени
Словно ногу из пыльного тесного стремени
И шагать себе прочь в никуда отовсюду
Не заботясь о том, чтобы залезть вперёд батьки
в пунцовое пекло
Не боясь опоздать на важнейшее хуй знает что
Лишь одно сознавая —

Под пьяным забором нетленной любви
В своём отраженьи узнайте Махно
Поймали в мешок золотой огурец
Карманный фонарик плачевно погас
«Тах-тах! Ты убит» — прокричали вдогон
Ломая посуду диковинных фраз.

Прозрачные жители чужой норы
Волшебные правила любой игры
Далёкий ветер подземных стай
Наверно, это Lucy in the Sky

А мы в глубокой жопе

Наше дело почётное
словно купание в жиже навозной
Наше дело геройское
словно битва с прыщами на собственной заднице
Наше дело живое, юное
словно листва гробовая осенняя
Наше дело последнее
словно вечно последний раз.

Страницы