Песни Летова 80-х годов

Грозное эхо слепого расстрела
Руки за спину, а сердце — в ведро
Тёмный колодец греховного тела
Подлой победы хмельное ядро

Каждый может в меня насрать
Каждый может в меня нассать
Я набит говном по горло
Я — общественный унитаз

Мне велели — я ответил: «Есть!»

Я, кажется, что-то забыл
А в самом углу пустыря
Заросшего и огороженного
Истыканного, испоганенного

Давайте будем жрать!

Чтобы было тише
Наждачною бумагой приласкайте сердца
Чтобы было больше
Ежовой руковицей проповедуйте любовь

Эх, дороги — пыль да туман
Холода, тревоги да степной бурьян
Врагам диктатуры — пролетарский пиздец
Ведь даже если пуля — дура, то штык — молодец
Тем, кто много замечает, мы выкалываем зенки

В родной стране умирать роднее
Мой единственный шанс — это быть сильнее
Но от тайги до британских морей
Красная армия всех сильней
И моя святыня в ладонях врага
В моей колыбели снегопад и пурга
И я так беззащитен, как белая тряпка

Больше — меньше — всё равно
Выше — ниже — всё равно
Ближе — дальше — всё равно
Больше — меньше — всё равно
Выше — ниже — заебись
Выше — ниже — по хуям
Больше — меньше — заебись
Выше — дальше — по хуям
Ближе — дальше — всё равно

Нас разрежут на части — и намажут на хлеб
Нас разрежут на части — и намажут на хлеб
Коренными зубами разжуют, а потом

Нас из жопы высрут вон!

Всосал бы всё это густое
Которое меня молотком по голове
Втянул бы всё это
Такая хуйня, такая хуйня

Предательского дядю повели на расстрел
Хорошенькую тётю потащили в подвал
В товарные вагоны загружали народ
Уверенные папы продолжали учить:
«Так закалялась сталь!»

Плюнь себе в лицо — но не слишком чавко
Выпрыгни в окно — но не слишком шибко
Выстрели в висок — но не промахнися
Спрятайся в мешок — но не простудися

Центральный комитет