Ненасытная нежность

Стали сны единой достоверностью.
Два и три — таких годов орда.
На четвёртый (кажется, что Лермонтов) —
Это злое имя «Кабарда».

Были же веснушчатые истины:
Мандарином веяла рука.
Каменные базилики лиственниц,
Обитаемые облака.