Сена

Глаза погасли, и холод губ,
Огромный город, не город - труп.
Где люди жили, растёт трава,
Она приснилась и не жива.
Был этот город пустым, как лес,
Простым, как горе, и он исчез.
Дома остались. Но никого.
Не дрогнут ставни. Забудь его!

Тяжёлый сумрак дрогнул и, растаяв,
Чуть оголил фигуры труб и крыш.
Под четкий стук разбуженных трамваев
Встречает утро заспанный Париж.
И утомлённых подымает властно
Грядущий день, всесилен и несыт.
Какой-то свет тупой и безучастный

По набережной ночью мы идём.
Как хорошо - идём, молчим вдвоём.

И видим Сену, дерево, собор
И облака...
А этот разговор
На завтра мы отложим, на потом,
На после-завтра...
На когда умрём.

Измены нет, пока любовь жива.
Уснёт любовь, пробудится измена.
Правдивы лживые её слова,
Но ложна суть изменового плена.
Измена - путь к иной любви. Права
Она везде, будь это Обь иль Сена.