Стихи Григорьева

Да будут вам посвящены
Из сердца вырванные звуки:
Быть может, оба мы равны
Безумной верой в счастье муки.

Быть может, оба мы страдать
И не просить успокоенья
Равно привыкли - и забвенье,
А не блаженство понимать.

Когда, как женщина, тиха
И величава, как царица,
Ты предстоишь рабам греха,
Искусства девственного жрица,

Как изваянье холодна,
Как изваянье, ты прекрасна,
Твоё чело - спокойно-ясно;
Богов служенью ты верна.

Восстань, о боже!- не для них,
Рабов греха, жрецов кумира,
Но для отпадших и больных,
Томимых жаждой чад твоих,-
Восстань, восстань, спаситель мира!
Искать тебя пошли они
Путём страдания и жажды...
Как ты лима савахвани
Они взывали не однажды,

Тебя таинственная сила
Огнём и светом очертила,
Дитя моё.
И всё, что грустно иль преступно,
Черты боятся недоступной,
Бежит её.

Вся сетью лжи причудливого сна
Таинственно опутана она,
И, может быть, мирятся в ней одной
Добро и зло, тревога и покой...
И пусть при ней душа всегда полна
Сомнением мучительным и злым -
Зачем и кем так лживо создана
Она, дитя причудливого сна?

Опять они... Звучат напевы снова
Безрадостной тоской...
Я рад им, рад! они - замена слова
Душе моей больной.

Они звучат безумными мечтами,
Которые сказать
Смешно и стыдно было бы словами,
Которых не прогнать.

Душный вечер, зимний вечер;
Всё окно заволокло,
Нагорели тускло свечи -
Не темно и не светло...
Брось "Дебаты", ради бога!
Брось заморское!.. Давно
В "Москвитянине" престрого
О Содоме решено.
Слушай лучше... Тоном выше

Когда средь сонма звёзд, размеренно и стройно,
Как звуков перелив, одна вослед другой,
Определённый путь свершающих спокойно,
Комета полетит неправильной чертой,
Недосозданная, вся полная раздора,
Невзнузданных стихий неистового спора,

Безумного счастья страданья
Ты мне никогда не дарила,
Но есть на меня обаянья
В тебе непонятная сила.

Когда из-под тёмной ресницы
Лазурное око сияет,
Мне тайная сила зеницы
Невольно и сладко смыкает.

Тебя я жду, тебя я жду,
Сестра харит, подруга граций;
Ты мне сказала: "Я приду
Под сень таинственных акаций".
Облито влагой всё кругом,
Немеет всё в томленьи грёзы,
Лишь в сладострастии немом
Благоуханьем дышат розы,
Да ключ таинственно журчит

Прости!.. Покорен воле рока,
Без глупых жалоб и упрёка,
Я говорю тебе: прости!
К чему упрёк? Я верю твёрдо,
Что в нас равно страданье гордо,
Что нам одним путём идти.

Скучаю я,- но, ради Бога,
Не придавайте слишком много
Значенья, смысла скуке той.
Скучаю я, как все скучают...
О чём?.. Один, кто это знает,-
И тот давно махнул рукой.

Страницы